Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » ­Академия и энциклопедия » Офицеры царской России


Офицеры царской России

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Офицерство в царской России всегда было особой «кастой», отличающейся как от солдат, так и от гражданских людей. Отстраненность от общества объяснялась, в частности, и тем, что офицеры не имели права присоединяться к политическим партиям, а должны были на протяжении всей жизни руководствоваться лишь принципами долга и чести.

«Кодекс чести русского офицера»

Офицерам советовалось «вести себя просто, с достоинством, без фатовства», но при этом не забывать о разнице между «полной достоинства вежливостью» и «низкопоклонством».

Один из пунктов кодекса гласил: «Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь». Правда, Лев Николаевич Толстой в «Войне и мире» весьма красочно изобразил кутежи цвета нации и, например, семеновского офицера Долохова, на спор выпивающего бутылку рома, сидя на окне третьего этажа со спущенными ногами. Вообще, настоящий офицер должен был уметь делать все в меру: если уж и пить, то не напиваться, если и играть в карты, то никогда не влезать в долги.
Тем не менее в долги влезали часто: это и неудивительно, ведь офицерское жалованье в целом было невысоким. Оплатить карточный долг считалось делом чести (вспомним, как в том же романе Толстого Николай Ростов хотел покончить с собой из-за долга, который он был не в силах отдать).

Обмундирование офицер должен был приобретать за свой счет, а цены, мягко говоря, кусались: в среднем мундир стоил примерно 45 рублей, сюртук — 32, фуражка — 7, сапоги — 10, портупея — 2,6 рубля. В число обязательных затрат входили также членство в офицерском собрании, офицерская библиотека, заемный капитал.
Особенно накладно было служить в гвардейской пехоте, ведь полки нередко располагали в столице. Самые большие транжиры служили в гвардейской кавалерии. Они жили на широкую ногу, регулярно устраивая шикарные обеды, от участия в которых офицер не мог отказаться. Кавалеристы считали ниже своего достоинства сидеть в театре не в первом ряду партера или в ложе, от казенных лошадей, которые полагались каждому, они отказывались и покупали собственных, самых дорогих.

Существовали и официальные предписания, как не уронить своего достоинства. Например, офицер не мог себе позволить посещать гостиницы и рестораны низших разрядов, трактиры, чайные и пивные, а также буфеты 3-го класса на железнодорожных станциях.
Офицер не мог носить сумки и пакеты сам, а был обязан оплачивать доставку товаров на дом. Важным считалось не скупиться на чаевые, хотя далеко не у всех жалованье позволяло сорить деньгами.

В вопросах женитьбы офицеры также были ограничены. В 1866-м утвердили правила, по которым офицер не имел права жениться до 23 лет. До 28 офицер должен был испросить разрешение на брак у начальства, предоставив при этом имущественное обеспечение. Невесту нужно было выбирать сообразно с понятиями пристойности. Будущая жена должна была отличаться «доброй нравственностью и благовоспитанностью», к тому же принималось во внимание и общественное положение девушки. Офицерам запрещалось жениться на артистках и разведенных, взявших при разводе вину на себя. За вступление в брак без разрешения запросто могли уволить.

Разлечения офицерам выбирать не приходилось. Обязательное посещение офицерского собрания перемежалось с домашними вечерами в офицерских семьях. Хорошим тоном считалось устраивать у себя «четверги» или «вторники», на которые приглашались сослуживцы и их родные. Служившим в столице везло больше, ведь можно было выходить в свет на регулярно устраиваемых балах и званых обедах. В сельской местности некоторые помещики, желающие доказать, что и у них общество не хуже, чем в городах, тоже любили приглашать офицеров на вечера. Отсутствие театров в глубинке компенсировали домашними концертами и любительскими спектаклями. В «Кодексе чести русского офицера» отмечалось, однако, что военным не принято танцевать на публичных маскарадах.

Честь офицера не давала ему никаких привилегий, скорее наоборот — делала его еще более уязвимым. Немалой храбрости требовала готовность рисковать жизнью, чтобы не быть обесчещенным. Признаком дурного тона считалось демонстрировать обиду, но не предпринимать ничего, чтобы выяснить отношения с обидчиком. Цену слов повышала угроза смертельного поединка — публичное оскорбление неизбежно влекло за собой дуэль. С дуэлями в России изо всех сил боролись, но никакие императорские указы не могли запретить офицерам требовать удовлетворения от своих обидчиков. Офицер, снесший оскорбление и не вызвавший недруга на поединок, считался навсегда опозоренным. Интересно, что в 1894 году были изданы особые правила, некоторым образом легализующие дуэли.
Согласно величайшему повелению, все дела об офицерских ссорах направлялись в суд общества офицеров, который уже мог постановить необходимость дуэли.

картинки

http://s9.uploads.ru/t/iITzu.jpghttp://sd.uploads.ru/t/sJIi1.jpg http://s3.uploads.ru/t/CcdPq.jpghttp://s3.uploads.ru/t/14vcR.jpg

+2

2

О ЮНКЕРАХ. ВОЕННЫЕ УЧИЛИЩА

Николаевское кавалерийское училище
располагалось на Лермонтовском проспекте Петербурга.
Создание Николаевского кавалерийского училища обеспечивало пополнение кавалерийских частей, в то время как до этого офицеры, поступавшие в кавалерию, рекрутировались из лиц, оканчивавших пехотные училища и не получивших никакого специального образования.

Учебный курс училища был схож с курсом пехотных училищ, но он включал еще и специальные предметы: иппологию и конно-саперное дело.

Юнкера жили в пансионе при училище. Каждый их шаг, как в стенах училища, так и вне его, каждая мелочь быта строго регламентировались обычаями и традициями, порой суровыми, но необходимыми для кавалерийского офицера.

Юнкера носили алые погоны, по краям которых располагался серебряный галун.

Тверское кавалерийское юнкерское училище было открыто в 1866 г. Было трехгодичным, сюда принимались молодые люди с 6-классным образованием.

Юнкера жили в пансионе при училище. Классные занятия продолжались с 8 ч утра до 3 ч дня. Строевые занятия включали в себя езду, уставы, гимнастику, вольтижировку, ружейные и шашечные приемы и работу в кузнице. Каждые две недели юнкерам приходилось «сдавать репетиции».

Юнкера училища имели светло-синие погоны, с черной выпушкой, обшитые серебряным галуном.

Михайловское артиллерийское училище было учреждено 25 ноября 1820 г. по инициативе великого князя Михаила Павловича. До этого в России не существовало военной школы, которая бы давала столь серьезную специальную артиллерийскую подготовку. Училище было сформировано как учебная бригада из трех рот для приготовления фейерверкеров и офицеров артиллерии.

В училище принимались молодые люди в возрасте от 14 до 18 лет после вступительных экзаменов. Для бригады было приобретено с аукциона место и строение на берегу Невы, в котором и размещалось Михайловское артиллерийское училище.

Учебный курс начинался в январе. Юнкера считались на действительной службе, посему при поступлении приводились к присяге и подчинялись требованиям дисциплины.

В училище поступали почти исключительно окончившие военные гимназии, а число лиц, поступивших со стороны, не превышало 5–7 %.

Юнкера носили алые погоны без выпушки, с желтым вензелем великого князя Михаила Николаевича в виде буквы «М».

Константиновское артиллерийское училище располагалось на Забалканском проспекте Петербурга. Оно ведет свою историю от Дворянского полка, основанного в 1807 г. при Втором кадетском корпусе для подготовки молодых людей, желавших поступить на военную службу.

Юнкера-артиллеристы изучали, в основном, точные науки: математику, аналитическую геометрию, дифференциальное и начало интегрального исчислений, физику, химию, механику, черчение. Кроме общеобразовательных и специальных военных наук, юнкера обучались пешему и конному строю, уставам, гимнастике, верховой езде и фехтованию. В лагерях проходили практический курс стрельбы и топографической съемки, с решением тактических задач.

Воспитанники училища носили алые погоны, с черной выпушкой и желтым вензелем великого князя Константина Николаевича в виде буквы «К».

Николаевское инженерное училище
В Петербурге одним фасадом на Фонтанку, другим — на Инженерную улицу выходило старинное здание Михайловского (или Инженерного) замка.

Училище было подготовительным заведением для поступления в инженерную академию преуспевающих в науках юнкеров, а также готовило офицеров на службу в строевую часть инженерного ведомства; в саперные, железнодорожные и понтонные батальоны или в минные, телеграфные и крепостные саперные роты. Там молодые люди проходили службу в течение двух лет с сохранением права поступления в Николаевскую инженерную академию.

У юнкеров этого училища были алые погоны без выпушки с вензелем императора Николая I «H I».

ВОЕННО-ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ
На Большой Спасской улице Петербурга располагалось белое длинное здание самого скромного из петербургских военных училищ — Военно-топографического.

28 января 1822 г. был создан Корпус военных топографов.

В училище принимались молодые люди от 17 до 22 лет, окончившие средние учебные заведения, по конкурсному экзамену, состоящему из русского языка, алгебры, арифметики, прямолинейной тригонометрии, геометрии и физики. Кадетам, по их желанию, в конкурсные экзамены могли быть зачтены отметки, полученные при выпуске из корпуса.

Курс обучения был трехгодичным и очень напряженным. Помимо топографии, высшей геодезии, артиллерии и фортификации юнкера-топографы изучали сферическую тригонометрию, аналитическую геометрию, дифференциальное и интегральное исчисления, физику. Много часов отводилось практическим работам по геодезическим вычислениям, топографическому черчению, картографии, каллиграфии, съемке и геодезическим работам. Юнкера знакомились с порядком делопроизводства и счетоводства, с фотографией, гальванопластикой и литографией.

Учебный год продолжался с 20 сентября по 29 апреля.

По окончании училища подпоручики-топографы прикомандировывались к пехотным полкам гвардии и армии на 6 месяцев для ознакомления со строевой службой, а по окончании этого срока зачислялись на съемки в Санкт-Петербурге, Риге, Гродно, Одессе, Тифлисе, Ташкенте, Хабаровске и Омске.

Юнкера носили черные погоны со светло-синими выпушками и желтой шифровкой в виде буквы «Т».

источник материала http://www.tinlib.ru/istorija/rossiiski … ish/p8.php

+3


Вы здесь » Русскій детективъ » ­Академия и энциклопедия » Офицеры царской России


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно