Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Не все сказки кончаются добром


Не все сказки кончаются добром

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_1.png

Не все сказки кончаются добром
http://s9.uploads.ru/t/l9Qmp.jpg

Время действия: май 1873 года
Место действия: Санкт-Петербург, часть Таврического сада открытая для публики
Участники: Родион Коломин, Сергей Маевский, Мастеръ
Краткое описание эпизода:
Утром 12 мая в Таврическом саду был обнаружен труп молодой девушки со следами страшных побоев. Прибывшие на место сыщики установили, что смерть наступила в следствии страшной раны на груди, нанесенной видимо топором. Кроме того несчастная была наряжена в костюм Красной Шапочки.
http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_2.png

0

2

Этот уголок популярного у горожан сада был совсем запущенным. Узкие тропинки, разбегающиеся от главных дорожек, уводили вглубь и терялись среди кустов, разросшихся настолько, что порой загораживали весь обзор. Сюда явно давно уже никто не забредал, предпочитая места более людные и менее заброшенные. Поэтому Родион, когда они с Сергеем Маевским прибыли на место, удивился, что труп обнаружился так быстро - в таком глухом местечке он мог пролежать не один день.
Тот, кто наткнулся на убитую, стоял неподалеку. Неспешно курил и с интересом наблюдал за сыщиками, суетящими вокруг. Это был уборщик парка, мужичок невысокого росточка с горбатой спиной и большими, крепкими ладонями, привычными к тяжелой работе.
Коломин успел расспросить его, но совсем коротко, тем самым получив только самые общие сведения: как он обнаружил труп, когда и что бросилось ему в глаза. Подробный допрос сыщики решили отложить на потом, а прежде заняться телом.
Принадлежало оно молодой девушке, которая, судя по всему, пришла сюда сама. На это указывали ее деревянные сабо, испачканные влажной землей и четкие отпечатки следов на тропинке. А вот одета убитая была очень странно: красные чулки, красная юбка, едва прикрывающая колени, и черный жилет поверх белой блузы. Длинные светлые волосы наполовину скрывала белая косынка, повязанная совсем не так, как носили ее русские крестьянки. Да и весь наряд напоминал какую-то театральную одежду, словно девушка намеревалась устроить здесь спектакль. Возможно так оно и было - поначалу, только зритель или зрители вместо оваций сначала избили ее, а затем прикончили, буквально разворотив ей грудную клетку каким-то тяжелым и острым предметом.
Наверное, кровь из раны хлестала фонтаном, поскольку не только пропитала белую блузку, но и забрызгала листву ближайших кустов, а так же натекла большой лужей, в которой сейчас лежала несчастная.

+2

3

При каждом взгляде на изувеченное тело к горлу подкатывал нехороший ком, от которого едва не перехватывало дыхание. Ком от жалости к покойнице, из-за своего нелепого наряда напоминавшей Маевскому дорогую куклу, раздавленную колесами груженой телеги, и от отвращения к жуткой кровавой картине, которую представляло собой место убийства. И пусть подобные картины видеть сыщику было далеко не впервой, оставаться полностью к ним равнодушным он пока не научился.
Поэтому-то и закурил, едва увидел, с чем придется иметь дело – табачный дым успокаивал, и дышалось с ним, как ни странно, гораздо легче. А еще он помогал думать. Думать же здесь было над чем.
Никаких вещей у убитой при себе не было. Вот только на ограбление трагедия походила не слишком. Действуют грабители по-другому, их цель – не убить и не покалечить. Здесь же, казалось, убийца специально хотел причинить как можно больше боли, и бил, не останавливаясь, пока не понял, что та мертва. Трудно было представить, что за человек способен на такое. И, главное, что стало причиной его жестокости?!
- Не похоже, что ограбить ее хотели, - поделился своими соображениями с Коломиными Сергей. – И сбежать она не пыталась.
По крайней мере, следы на земле попытку ее бегства не сохранили.
- Либо знала убийцу, либо не заметила его приближения.
Маевский затянулся и добавил.
- Предположу, что первое вернее.
Покойница знала убийцу и не ждала от него беды, пока он не напал. А потом было уже поздно. Если борьба и была, то закончилась она слишком быстро и не в пользу несчастной - перевес сил был не на ее стороне.
- Он либо пришел с ней сюда, либо ждал, когда она здесь пройдет.
Да и убийца, скорее всего, тоже ее знал. Случайного человека вряд ли станут убивать с таким неистовством.
Затянувшись, чтобы подавить очередной комок, подкативший к горлу, и зажав папиросу зубами, Маевский присел на корточки, рассматривая окровавленные ветви ближайших кустов. Те колыхались примерно на уровне его груди. Перевел взгляд на покойницу, рассматривая теперь жуткую рану. Нанесли ее, скорее всего, когда несчастная уже упала, иначе такой глубокой она б не была. А раз так – для удара ее мучителю пришлось склониться бы.
- И еще кровь брызгала так, что на одежде убийцы должны остаться ее следы.
Поднявшись, Сергей кивнул знакомому городовому, призванному оберегать место убийства от ненужных свидетелей, способных затоптать следы, но по причине малочисленности последних, по сути, пока бездельничающему в стороне, и попросил:
- Возьми еще пару человек, Ненашев, осмотрите здесь все. Ищите окровавленную одежду. Убийца мог ее скинуть, когда убегал прочь, как и орудие убийства.
И то, и другое, удайся его найти, было бы куда больше, чем ничего. Но куда меньше, чем установленная личность преступника.
- Узнать бы, что за дома вокруг парка, - Маевский обернулся к Коломину, одновременно взглядом спрашивая, что тот думает и обо всех озвученных им предположениях, и о деле вообще, - может, понятно стало бы - куда и откуда покойница шла.

+2

4

Почти со всеми выводами Сергея Родион был согласен, кроме того, что убийца ждал здесь девушку. На ночь сад закрывался. Зимой ворота запирались в семь, а с весны до сентября всю публику просили покинуть зону отдыха в девять вечера.
- Нет, он сюда ее привел, - уверенно произнес Коломин, вдыхая дым от сигареты товарища. - И привел ночью, либо вечером до закрытия. Вот со вторым, я пожалуй, поспешил, - тут же поправился он. - Гляди, девушка в слишком приметном наряде, она привлекла бы им внимание к себе, а значит и к своему спутнику. Думаю, этого как раз он и старался избежать.
Внимательно посмотрев по сторонам, Родион указал рукой в направлении тропинки, ведущей в оживленную часть парка.
- Вон там ворота. Видишь, сквозь листву угадывается элемент чугунной ограды? Но если он пришел сюда после закрытия, значит имел ключи. Не через забор же лезть, тем более с девчонкой?
Конечно, некоторые дамы, особенно из уличных, умели лазать, жизнь их заставляла порой сигать - будь здоров! Коломин однажды собственными глазами видел как одна проститутка, убегая от клиента, с легкостью перемахнула каменную стену метра в два высотой. Однако, в данном случае, такой маневр явно исключался. Для чего бы девушка не пошла со своим будущим убийцей, просьба пробраться в сад через ограду, ее бы насторожила. Стало быть, они вошли сюда культурненько.
- Откуда в таком случае он взял ключи, как думаешь?
Мысль проверить прилегающие к парку дома была дельной. Родион работал с Сергеем совсем недавно, но уже успел заметить, что голова у него была светлой.
- Обязательно проверим, - согласился он, прислушиваясь. - Сейчас наши приедут, заберут труп в морг. Там его Максим Иванович* осмотрит, может еще какие-то детали выяснит. А мы по домам пройдемся.
Тут его взгляд упал на одинокую фигуру. Уборщик уже перестал курить и теперь апатично наблюдал за действиями сыскарей.
- Э... как вас?...Подойдите! - Окликнул Родион мужичка.
Тот, не вынимая рук из карманов, сделал пару шагов вперед и остановился, не желая приближаться к трупу.
- У кого хранятся ключи от ворот парка?
- Ясное дело у кого, у смотрителя.
- И где его можно найти?
- Чё его искать-то, он, чай, не прячется.
Коломин глубоко вдохнул, сдерживая раздражение.
- Хорошо. Где смотритель сейчас?
- Известно где, у себя.
- Да где " у себя" - то? Говори толком!
Мужичок шмыгнул носом, как будто потешаясь над бестолковостью детектива.
- Я и говорю, у себя. В будке, стал быть, где ж еще.
Понимая, что конструктивного диалога не получится, Родион взмахом ладони, отпустил уборщика, добавив только:
- Зайдешь завтра в управление полиции. Спросишь Родиона Коломина - это я, или Сергея Маевского, вот этого господина. Понял?
Мужичок что-то пробурчал себе под нос и, загребая носками разношенных сапог землю, поплелся прочь.


* Максим Иванович Зиновьев - патологоанатом в управлении полиции.

+2

5

- Они могли прийти вечером и по отдельности, - ответил Маевский, не споря, просто перебирая все возможные варианты развития событий. – Задержаться до закрытия, а потом встретиться в условленном месте, - он постучал каблуком об землю, давая понять, что именно это место имел в виду. - Хотя… - затянулся, обдумывая собственное предположение, и признал, - вряд ли так было.
Версия Коломина казалась куда более логичной. А значит, на ней стоило остановиться в первую очередь.
Итак, некий неизвестный приводит в закрытый парк знакомую ему девицу в странном наряде. Приводит для чего? Для того чтобы убить, задумав преступление заранее? Или с какой-то другой целью, а убийство происходит спонтанно? Тогда что стало ее причиной? Ссора? Ревность?
В спонтанность верилось с трудом. Безлюдный уголок парка казался не слишком подходящим местом для свиданий и разговоров. А значит, убийство, скорее всего, и было конечной целью. И  с этой же целью неизвестный убийца раздобыл ключи. На вопрос, где именно, Сергей пока лишь пожал плечами, не зная ответа. Но этот момент прояснился быстро. Смотритель, значит…
- Слышишь, любезный, подожди! – крикнул он в спину уборщику. – Как смотрителя зовут? - и уточнил, на всякий случай, чтобы избежать ответа "а чего его звать-то" - По имени-отчеству.
- Так Степаня… Степан Иллич, кажися, он, - был ответ. И махнув рукой ответившему, чтобы тот шел дальше, Маевский повернулся к Коломину.
- Сходим - поговорим со Степаном Ильичом, чтобы время не терять, - предложил он, туша сигарету, и пошутил. - Узнаем, по чем нынче ключи от парковых ворот.
А заодно, если повезет, узнают и описание убийцы, бравшего эти ключи накануне. Хотя, кто сказал, что именно убийца мог их брать? Если он хотел остаться неизвестным и придумал весь этот спектакль с парком, то мог и за ключами послать кого-то случайного. Или их вовсе могла взять убитая девица… А мог и вовсе не брать никто, так как сам смотритель и был тем, кто убил.
- Если наши подъедут – не пропустим. А за телом городовые присмотрят.
Да и вообще никуда оно не денется. Не ходят покойники.
И с этими словами направился в сторону ворот, где смотрительская будка и располагалась.
Своих по дороге они не встретили, зато смотрителя заметили издалека. Он как раз собирался запереть будку, направляясь куда-то. Так что пришлось его окликнуть, чтобы задержать:
- Степан Ильич, подождите минуту, будьте любезны!
Лицо у обернувшегося смотрителя было тревожно-удивленным - не иначе, как о мертвой в парке он знал, и о том, кто может его звать и зачем тоже догадывался, но держался достаточно спокойно.  И даже поинтересовался, чем может помочь.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-01-24 17:19:08)

+2

6

- Это было бы для нас большой удачей, - подхватил Коломин мысль Сергея о раздельном приходе убийцы и жертвы в парк. - Тогда можно надеяться на наличие свидетелей. Девушка в костюме сказочной героини наверняка не осталась бы незамеченной. Сам знаешь, как это бывает, дети начнут теребить всех вокруг: "Ой, маменька, смотрите - Золушка!", "Memoiselle N, voici le vrai petit chaperon rouge!", указывать ручкой или даже подходить ближе.
Достав блокнот из кармана куртки, Родион сделал в нем пометку "найти возможных свидетелей" и очень надеялся, что зацепка принесет положительные результаты.
Кто-то догадался прикрыть тело несчастной собственным пальто, чтобы скрыть его от лишних взглядов, но мухи, привлеченные запахом крови уже начали слетаться, образуя над трупом жужжащее облако.
Окинув еще раз место преступление внимательным взглядом, Родион приказал городовому следить и охранять его в неприкосновенности до приезда медиков, а они с Маевским отправились в другой конец парка к будке смотрителя.
Они едва не опоздали, потому что тот как раз запирал свою каморку и намеревался уходить. Судя по всему, появление двух незнакомых мужчин его не слишком обрадовало. На лицо у него упала тень недовольства смешанного с беспокойством. Подобная реакция часто проявлялась у людей при встрече с полицией. К этому он уже начал привыкать, хотя до сих пор не мог понять. Ведь именно на страже их безопасности и интересов стояли он и его товарищи. Не спали ночами, рисковали жизнью, лишались законных выходных. Днем и ночью. В любую погоду они мчались на призыв о помощи, оставляя теплый дом и семью, получая в благодарность вот такие недовольные или пренебрежительные взгляды, а подчас и оскорбительные прозвища.
Начать разговор Коломин предоставил Сергею, поскольку тот, что и говорить, обладал гораздо лучшей способностью вызывать доверие.

+2

7

Вот как раз публичного выступления Красной Шапочки, упомянутой Коломиным, преступнику, судя по всему, и хотелось избежать. И все этот спектакль с поздним временем и безлюдным парком был как раз для того, чтобы этого не случилось. 
Так что в возможность найти свидетелей Маевскому не слишком верилось, хотя надежда на это все же в нем жила. Надежда и готовность не спать ночами, но разыскать хоть кого-нибудь, кто сможет опознать покойницу и вывести их на убийцу. Нельзя было позволить, чтобы подобное преступление осталось нераскрытым, а совершивший его продолжал, как ни в чем не бывало, жить дальше.
И смотритель был первым, кто мог помочь им в этом, пусть даже готовностью помогать он не лучился.
- Скажите, Степан Ильич, - начал Сергей, представив себя и сослуживца, - вы вчера во сколько ворота запирали?
- Да как всегда-с запираю-с, - был ответ, по иронии, как всегда уклончивый. Многие люди предпочитали давать такие, отвечая на вопросы полиции, словно боялись, что сказанное ими лишнее слово окажется вселенским злом, - так и вчера-с запирал.
- А времени сколько при этом обычно?
Смотритель замялся, как будто его спросили о чем-то личном, о чем не хочется говорить кому попало.
- Да-с, девять вечера, - произнес он, наконец. 
- А подозрительного ничего вы вчера не видели? До этого или в момент закрытия?
- А что я мог видеть? – был ответ – Ворота-с закрыл себе да домой пошел-с.
- Например, девицу в маскарадном костюме.
Тревога на лице смотрителя проступила отчётливее
- Да откуда мне ее видеть? – возразил он, от волнения даже перестав добавлять «с» к словам. – Не видел, знамо дело!
Значит, все же в парк покойница пришла не до его закрытия. Может, и о теле ему ничего неизвестно?
- Так как же она у вас в парке оказалась? Не на крыльях же ограду перелетела?
Хотя, конечно, ограду она могла не перелететь, а перелезть. Но лазающая по заборам золушка казалась такой par absurdité, что даже предполагать подобное не хотелось.
- Да я откуда знаю?! – возмущенно взмахнул руками смотритель, факту присутствия в запертом им парке какой-то там девицы совершенно не удивляясь и подтверждая предположение, что про убийство он уже хотя бы слышал, если не лично его совершал. – Может, она после пришла, как я у…
Он осекся, словно понял, что ляпнул лишнее, и недобро уставился на сыщиков. Если бы взглядом можно было убивать, как из револьвера – пуля в сердце им с Коломиным сейчас была бы гарантирована.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-01-26 11:06:55)

+2

8

- Договаривайте, ну..., - поднажал Родион, отметивший заминку смотрителя.
Но тот насупился и вовсе замолчал.
- Не хотите, выходит, говорить, что ушли, а ключи кому-то передали? А тот, кому вы их передали, привел девушку в парк после закрытия и убил ее. Значит, вы пособник преступления. Так и запишем! - Завершил Коломин, доставая блокнот. 
- Господь с вами!- Побледнев лицом, вскинулся служитель. - Да рази ж я могу...мог... нет, нет, я...
- Что "я"? - Продолжал давить сыщик, чувствуя наметившуюся слабину у свидетеля и решая не упускать удобный момент. - Кому ключи передал? Говори сейчас, после поздно будет когда в каталажку отвезем!
- Да потерял я их, ключи энти проклятые! Еще третьего дня потерял! Замок-то вешаю, вроде закрыто, а на деле - дужку откинь и входи кто хошь. За ради христа, господа полицейские, не погубите! Женка у меня болезная, в горячке лежит, не до ключей мне было. Почитай, три дня все обходилось, а тут вишь оно как...
По перепуганному виду мужика было заметно - не врет. Что дурак, того не отнять. Что раззява, тоже не поспоришь, но на Руси вечно так, каждый в первую голову думает о своих проблемах, а об обязанностях вспоминает только когда петух жареный в задницу клюнет.
- Не "вишь оно как", - передразнил Родион, едва сдерживая раздражение, - должностное преступление ты, братец, совершил. Из-за твоей безалаберности человека убили.
И тут мужик, не выдержав, заплакал.
- Не виноватый я, как бог свят, не виноватый. Жена у меня...худо ей апосля родов...вот и закрутился... ох, горе-горе!
Смотреть на слезы взрослого мужика было жалко и противно одновременно. Вроде, и понять его по-человечески можно, только потеря ключей, пустяк кажется, а кому-то такие пустяки на руку играют.
- Где хоть потерял можешь вспомнить?  - Напор Коломина немного ослаб, хотя злость не проходила.
Шмыгая носом, смотритель указал рукой на дверь своей сторожки.
- Вот здеся они всегда на гвоздочке висели. А третьего дня собрался ворота запирать, глядь - пусто. Думал выпали, видать, из кармана у меня. Я и не всполошился. Домой торопился, к жене. Хворая она у меня...
Родион отмахнулся, мол, слышали уже, замолчи, а сам переглянулся с Сергеем. В его невысказанных словах читался явно напрашивающийся вывод: "Преступник украл."
Понимая, что продолжение разговора со смотрителем ничего больше не даст, сыщики направились прочь из парка, напоследок наказав горе-работнику немедленно сообщить начальству о пропаже ключей и впредь ворота незапертыми не оставлять.
Обдумывая каждый свое, товарищи молча прошагали несколько метров прежде чем у Родиона невольно вырвалось:
- Когда же у нас люди научатся исполнять свои обязанности и отвечать за свои поступки? Когда бедлам в России-матушке прекратится?
И сам же себе ответил:
- Наверное, никогда. У него жена больна, жаль. Но запри он ворота, может и девушка эта была бы жива-здорова.   
В который уже раз Коломин пожалел, что не курит. Сейчас бы сигарета ему очень пригодилась.
- Пойдем дома проверим, жильцов опросим, может кто что видел.

+2

9

- Пока гром не грянет, - вполголоса пробормотал Маевский, глядя на плачущего смотрителя.  По-человечески он понимал его горе: мало что может быть тяжелее, чем болезнь или смерть человека тебе нечужого. Но вот глупости понять не мог. Глупости и трусости, – дурак не перекрестится.
Не в жене ведь было дело, и в этом сыщик был уверен. Даже будь она здорова, все равно смотритель о пропаже ключей начальству не сказал бы, к гадалке не ходи. Из боязни нарекание получить и работу потерять не сказал. Так бы и вешал бы открытый замок на ворота в надежде, что рано или поздно само все разрешится, без его участия.
А что самое обидное до кома в горле – прав был Коломин. Не струсь он, сообщи вовремя начальству, запри ворота на новый замок – и несчастная, возможно, была бы жива. И долгую жизнь прожила бы…
- Когда люди у нас бояться перестанут, - ответил он на вопрос товарища, хоть тот в ответе и вовсе не нуждался, – себя да начальства. Вот только, второе пришествие  раньше, увы, случится.
И осадок от собственных слов неприятным грузом осел на сердце, заставляя вновь потянуться за портсигаром. Уже второй раз за сегодняшнее утро. Так и разориться на табаке недолго, и голодной смертью помереть – до жалованья еще недели две, а есть-то каждый день хочется. Вот только с таким настроем и кусок в горло не полезет. Так что, достав папиросу, Сергей покосился на Коломина и, после секундного раздумья, легонько толкнул того локтем, протягивая портсигар и предлагая угоститься.
Закурил и кивнул, соглашаясь:
- Опросим, может и видел.
Первым, на глаза им попался дворник, старательно подметавший улицу перед доходным домом.
- Доброе утро, любезный, - окликнул его Сергей, отвлекая от занятия. – Вы за этим домом смотрите?
Дворник обернулся, скользнул прищуренным взглядом по незнакомцам, усмехнулся в густые усы, словно признал в них кого-то, и кивнул.
- За этим, а как же. Уже десятый год пошел.
Солидный срок, не каждый на одном месте службы таким похвастаться может.
- Стало быть, и жильцов всех знаете?
- Да всех наперечет, - был ответ. – Все давно живут. И в регистрационной книге все записаны чин чином. Домоправитель наш, Иван Афанасьевич - сурьезный человек, сам за этим следит. Так что, если вы с проверкой, господа полицейские – то не извольте беспокоиться, открытых незарегистрированных у нас отродясь не водилось. 
Вот, значит, кого он в них признал.
- И откуда же ты знаешь, что мы из полиции? – не удержался Маевский, хотя ответ и казался ему очевидным. Уже лет семь как дворники из простых уборщиков тайными распоряжениями превратились в негласных полицейских помощников. Так что, возможно, общаться с их с Коломиным коллегами, конкретно этому приходилось уже не раз.
- Любой с мое послужит – признает, - вновь пряча усмешку в усах ответил собеседник. - Так с чего домом-то интересуетесь? Проверки ради или помощь нужна?
И вопрос его звучал непривычно искренне, словно и в самом деле хотел помочь.

+2

10

Соблазн взять предложенную сигарету был велик и Родион несколько секунд напряженно колебался, однако в конце концов отрицательно помотал головой. Вместо этого он поглубже засунул руки в карманы и даже стиснул зубы, отчего выражение его лица, и без того серьезное, стало прямо таки угрожающим.
Поэтому ли или по другой причине, но дворник, обихаживающий улицу перед домом, который коллеги - полицейские навестили первым, встретил их не в пример дружелюбней.
Уже по привычке Коломин сделал пометку в блокноте, указав имя-отчество управляющего домом, адрес и количество жильцов, указанное на табличке, прибитой возле входа в парадную. Он еще окинул взглядом фасад здания, пробежался по окнам, отмечая, что дом хоть и требует кое-какого ремонта, все же содержится в достаточно приличном состоянии. Дверь подъезда еще не растеряла свежести краски, нанесенной не более двух лет назад. Куски отвалившейся штукатурки кто-то аккуратно заделал, стекла окон во всех квартирах были целыми. Из всего следовало, что населяли дом люди скромные, но имеющие постоянный доход, а не распоследняя шваль.
- Скажите, не проживает ли здесь девушка лет семнадцать-восемнадцати, волосы русые, длинные, роста высокого? - Адресовал Коломин вопрос дворнику, вклинившись в их диалог с Сергеем.
Прежде чем ответить, мужчина неспешно отставил в сторону метлу, вынул из кармана форменного передника матерчатый кисет и, достав из него понюшку табаку, заправил его поочередно в обе ноздри. Потом вытер носовым платком осыпавшиеся табачные крошки с усов и бороды, сложил его замысловатым конвертиком, убрал обратно в карман и только после этого ответил, что под такое описание подходят пол-дюжины жиличек.
- Замужние среди них есть?
Наличие у женщин мужа, конечно, не гарантировало их добропорядочного образа жизни, однако в первую очередь следовало приглядеться к тем, кто не обременен семьей, детьми и хозяйством. Таким не досуг было после работы и домашних дел, ночью еще куда-то уходить да еще в компании постороннего мужчины.
Оказалось, что только одна кандидатура могла бы вызвать интерес сыскарей. Некая Полина Лыжова, семнадцатилетняя работница ткацкой фабрики. По словам все того же дворника, жила она в квартире номер 7 на третьем этаже. Днем работала, вечерами часто уходила ненадолго из дому, мужчин сюда не водила, но нередко по воскресеньям у ней собирались подружки. Вела ли она предосудительный образ жизни, дворник сказать не мог. Вроде однажды случайно видел девушку в компании молодого человека, но они просто прогуливались и казались обнаковенной влюбленной парочкой.
- Описать его сможете?
Покопавшись в памяти, дворник сообщил приметы возлюбленного Лыжовой, которые Родион записал: "рост прим. 8 верш., шатен, усы (?), худ, черная куртка (бушлат), серые порты, сапоги. Прим. 23-25 лет"
- Спасибо. Не знаете, Лыжова сейчас дома?
- На работе, должно. Утром из парадной выходила.
Родион повернулся к Сергею.
- Что делать будем?
Раз Лыжова жива, значит убитая - не она. Возможно, придется обойти квартиры и проверить всех жильцов, расспросить не знакома ли погибшая им, а заодно и присмотреться к мужчинам, как к возможным кандидатам в убийцы.

+2

11

Стоицизм Коломина Сергея позабавил – сам сыщик ничего предосудительного в папиросах не видел, но настаивать на «угощении» не стал. Вместо этого затянулся сам, слушая ответы дворника. Последние, впрочем, при всем желании того помочь, не слишком помогали.
Покойницу убили явно не утром. Даже доктором не надо было быть, чтобы понять, что она пролежала в парке всю ночь. А значит, не Лыжова она. И нужно искать дальше. Вопрос где? Дальше по домам или здесь по квартирам?
Не верить дворнику причин Маевский не видел. А значит, скорее всего, не в этом доме жила убитая. Но с другой стороны, двигаться дальше, не проверив, как следует, здесь, было не по душе. Не любил он оставлять незаконченные дела за спиной.
- Давай по квартирам пройдемся, - предложил он после некоторых раздумий. – Может, и не найдем ничего, но зато второй раз возвращаться сюда точно не придется.
Поначалу с квартирами им везло не слишком. В нескольких на первом этаже им вовсе не открыли, не иначе, как хозяева успели уйти по делам или на работу. В одной дверь открыла женщина средних лет. Отвечала она на вопросы односложно, под аккомпанемент многоголосого детского шума, доносящегося из комнаты, и явно спешила закончить разговор побыстрее, ничего нового так и не сообщив.
Второй этаж тоже встретил их запертой дверью, открывать которую никто не спешил. Зато, после настойчивого повторного стука распахнулась дверь по соседству.
- Чего с утра ходите?! Покою людям от вас нету, – проворчал за спиной старческий голос, делая  ударение на второй слог в слове «людям».
Сергей обернулся. В дверном проеме квартиры напротив стояла старуха. Высокого роста, сухая, с суровым лицом. Мрачная, одним словом. И эту мрачность усиливал ее наряд: черное платье, черный чепец – мечта модниц прошлого столетия, и такой же черный передник в крупный белый горошек.
- Идите отсюда, пока городового не кликнула, - озвучивая свою угрозу, она привычным движением ноги затолкнула внутрь квартиры крупного рыжего кота, уже намеревавшегося выскочить наружу.
- Не нужно городового, - успокоил ее Маевский. – Из сыскной полиции мы.
Даже после этих слов старуха продолжала смотреть на них без особого тепла, словно подозревала в недобрых намерениях, правда, на вопросы все же отвечала. И достаточно охотно. А в высокой русоволосой девице, как и дворник, быстро опознала «Лыжову Польку, бесовку языкатую».
Кажется, обход квартир был все же бесполезен. И бросив на Коломина виноватый взгляд, прося прощение за свое предложение, Сергей рискнул спросить:
- А если не Лыжова? Может, еще кого-то вспомните, кто под описание подходит?
Старуха задумалась, что, впрочем, не помешало ей ловко предотвратить очередное кошачье бегство, а затем выдала:
- А еще Симка Самохина, - судя по выражению лица, Симку эту она не любила еще больше, чем Польку. – Только не живет она здесь. С полгода назад жила, сразу как с деревни приехала, у тетки.
Скрюченный палец указал на дверь, в которую сыщики до этого безуспешно стучали.
- Да недолго. Недели две, не больше. Как ее с фабрики-то уволили, тетка ее и выгнала, вертихвостку поганую… Раньше надо было ее гнать. Зло одно от нее. Хвостом перед мужиками метет, а те голову теряют. Стах вон извелся весь, а руки-то у него золотые. И сердце доброе, а она… 
- Простите великодушно, не знаю вашего имени-отчества, - прервал это словесное излияние Сергей, - Стах – это кто?
Старуха обиженно засопела, на этот раз отшвырнув не терявшего надежду вырваться на волю кота особенно сильно, так что тот даже недовольно заурчал, и выдала:
- Варварой Афанасьевной всю жизнь звали. А Стах – знамо кто: Евстахий, плотник наш. На чердаке, вон, живет. Руки у него, потому и говорю, золотые. И сердце доброе. Ему бы девицу приличную да детишек в дом, а он все по этой шалаве сохнет. С другим бы синяки с лица ее поганого не сходили, а этот глаза прячет да терпит – любит, дурак такой. А она прощенья у него попросит да опять за свое - подолом улицу ночью мести… Он и попивать уже стал от жизни такой…

+2

12

- Благодарим, - поспешил прервать словоохотливую старуху Коломин, после чего легонько подтолкнул локтем Маевского в сторону ступенек, ведущих на самый верх.
Где-то там жил тот, кто в данную минуту был как свидетель важнее, а потому его требовалось опросить немедля.
Звонко щелкая подошвами ботинок, сыщики устремились на последний этаж и эхо их шагов гулко разносились по всему подъезду, невольно наводя на мысль, что в помещение ворвался целый отряд ошалевших мужчин.
На верхней площадке располагалась только одна дверь. Уже занеся руку, чтобы постучать, Родион заметил щель между косяком и дверью, откуда тянуло тяжким духом не проветриваемого помещения смешанного с табачным дымом и густым запахом перегара.
Посчитав, что коли хозяин не считает нужным запирать свой дом на замок, стало быть ничего не имеет против вторжения нежданных гостей, Коломин толкнул, распахивая, створку. 
Если появление двух мужчин вошедших в крохотную квартирку Евстахия и не обрадовало, то ничего по этому поводу он не сказал. Он вообще их не заметил, потому что валялся на кровати мертвецки пьяным. Сыщикам пришлось приложить немало усилий к тому, чтобы привести его в чувство. Осовевшие глаза на одутловатом лице долго всматривались в колышащиеся фигуры, которые, как ему казалось, окружили его со всех сторон. Плотник мотал всклокоченной головой, что-то нечленораздельно мычал и все время норовил опрокинуться навзничь, чтобы снова заснуть.
В конце концов Коломину надоело играть в ваньку-встаньку и он наотмашь дважды хлестнул парня по щекам.
- Звать тебя как? Имя! Ты - Евстахий? - Стараясь четко и громко произносить простые слова, спросил Родион когда взгляд у парня сделался более-менее осмысленным.
Тот кивнул, тараща глаза то на одного сыщика, то на другого, все еще не соображая чего от него хотят.
- Сергей, раздобудь воды. Надо его встряхнуть, иначе толку не будет.
... Через несколько минут Евстахий смог уже самостоятельно сидеть, хотя и нетвердо, но без поддержки со стороны. Время от времени он ворочал глазами, обшаривая комнату, словно в поисках чего-то или кого-то и не находя, обреченно махал большой ладонью с узловатыми пальцами.
Коломин присел перед ним на корточки.
- Ну, очухался? Теперь говорить можешь?
- Можу...
- Тогда скажи, как зовут?
- Кого-сь? - Непонимающе выпучил подернутые хмелем глаза плотник.
- Тебя. Тебя, голова садовая! Как имя-фамилия?
С грехом пополам полицейским удалось пробиться сквозь алкогольное затмение парня и услышать внятные ответы на свои вопросы. Родион аж взмок. Он видел, что Евстахий Богданов еще далек от полного протрезвления, но им предстояло выяснить главное и поэтому ковать железо нужно было пока горячо.
- Ты знаком с Серафимой Самохиной?
И вдруг вялый, как пареная репа, парень вдруг взметнулся со скрипучей кровати, как распрямившаяся пружина.
- Убил! Зарубил стерву! В клочья...в клочья изорву!
Невольно отшатнувшийся Родион вскочил на ноги. Опасаясь, что Богданов сейчас плохо себя контролирует и способен на любой поступок, он резко ударил мужчину сначала в живот и сразу, почти без замаха, в подбородок.
Сыщики приготовились к драке, но парень упал на спину, не делая попыток подняться. Он только как-то жалостно вздыхал и мотал головой из стороны в сторону, словно испытывая нечеловеческие муки.
Коломин знал, что дело здесь не в телесной боли. Бил он крепко, но силу ударов все-таки рассчитывал.
- Что ты там бормочешь? Где Самохина?
После того как плотник, как заведенный принялся повторять и выть: "убил...убил...неужто убил?...да, убил...ыыыыыыыы", Родион вопросительно переглянулся с Сергеем.

+2

13

Кто бы мог подумать, что Варвара Афанасьевна, не отличавшаяся деликатностью в описании людей, сделает исключение для плотника. Озвученное ею «попивает» действительности, увы, не соответствовало. Евстахий был настолько пьян, что даже разбудить его удалось, лишь выплеснув на голову целый рукомойник воды.
Да и доброе сердце, полное любви к Самохиной, тоже казалось далеким от правды. При упоминании ее имени плотник пришел в такую ярость, которой позавидовал бы и кабан-секач, защищающий выводок поросят.
- А ведь у плотника и топор должен быть, - негромко произнес Маевский, перехватив взгляд Коломина и окинув комнату взглядом в поисках плотничьих инструментов. Те на видном месте, естественно, не валялись. Значит, придется поискать. – Вот что, давай его вниз, пока наши покойницу не увезли. Пусть завезут и его в управление. Проспится в камере, а потом с ним поговорим. А пока жилье его обыщем, может, и орудие убийства найдется.
Предписания, конечно, у них не было. Но вряд ли плотник был сейчас в состоянии требовать что-либо кроме чекушки на опохмел. Да и обстоятельства у них особые – убийство все-таки расследуют, а не кражу столового серебра.
- Слышишь, страдалец, вставай, - добавил Сергей, подбирая с тумбочки в углу пиджак, явно сброшенный накануне нетрезвой рукой, чтобы швырнуть тот пьяному – не в рубахе же одной того тащить.  Подобрал и замер на мгновение, замечая на темном сукне бурые засохшие пятна. То ли грязь, то ли кровь.
Родион, сюда глянь, - позвал сыщик, перекидывая пиджак сослуживцу.
Доброе сердце, значит? Глаза прятал, а сам убийство замышлял?
Поддаваясь накатившим эмоциям, Маевский подскочил к причитающему плотнику и ухватил за шиворот, совсем неласково сдергивая того с постели.
- Хватит выть, подлая твоя душа! – рявкнул он при этом. – Будет время еще покаяться!
И толкнул пьяного к выходу.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-01-30 12:10:26)

+3

14

Пиджак и правда был отмечен разнообразными пятнами. Специалистам-химикам из управления придется изрядно повозиться, чтобы установить их происхождение, но несколько бурых клякс даже невооруженным глазом распознавались как кровавые.
Плотник, немного успокоившись, принялся одеваться, но двигался при этом словно в замедленном темпе и подчинялся приказам двух людей непонятно откуда взявшихся в его квартирке, ничего не соображая, скорее по инерции.
Сыщики дождались когда он напялит на себя пиджак, потребовали ключи и закрыли дверь квартиры, чтобы в нее в отсутствии хозяина никто не вошел. Если им придется проводить обыск, то пусть все здесь останется без чужого вмешательства.
Сопровождение предполагаемого преступника прошло гладко, его не пришлось скручивать при попытке к бегству, не понадобилось отбивать от сообщников и только дворник проводил их внимательным взглядом, вновь ненадолго прервав работу, однако не произнес ни слова, как будто даже не удивившись.

- эпизод окончен -

продолжение "Не виноватый я..."

+2


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Не все сказки кончаются добром


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно