Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Поздний визит


Поздний визит

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_1.png

Поздний визит
Время действия: 29 мая 1873 года.
Место действия: Петербург, сыскное управление.
Участники: Родион Коломин, Сергей Маевский.
Краткое описание эпизода: с хорошими новостями в полицию не приходят, и этим все сказано. ))

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_2.png

0

2

Лето в этом году пришло в Петербург рано – в конце мая, принеся с собой нестерпимую жару, в считанные дни раскалившую непривычный к подобным температурам город, словно пустыни далекого африканского континента.
Жители, кто побогаче, в спешном порядке, раньше срока, спешили выехать на летние дачи. Те, кто победнее, мечтали о скорой грозе, но последняя упорно обходила город стороной, издевательски напоминая о себе всполохами зарниц по ночам и нестерпимой духотой в дневное время.
Открытые окна от духоты не спасали, напротив, казалось, даже усугубляли ее пылью, стремительно оседавшей мучным слоем на столах и одежде, и полчищами мух. Налетевшие за день, они до сих пор тучной стаей кружились под потолком, никак не желая успокаиваться, несмотря на вечернее время. И то и дело слетали вниз, словно проверяя на прочность задержавшихся в столь позднее время сыщиков.
И их равномерное жужжание все больше порождало в Маевском желание выхватить револьвер и устроить мушиную охоту. Удерживало от нее лишь понимание, что растраченные подобным образом патроны придется восполнять за собственный счет, который и так уже понес существенные потери в этом месяце по причине покупки новых ботинок.
Мерзкое жужжание ударило в самое ухо, заставляя передернуть плечом и поспешно отмахнуться от назойливой гадины. И от резкого движения капля чернил сорвалась с пера, падая на бумагу.
- Kurwa! – не сдержался сыщик. При виде чернильной кляксы, черным паучком стремительно расползающейся по написанному тексту, польское словечко, выученное когда-то в детстве, втайне от маменьки, естественно, во имя ее здоровья, вырвалось само по себе.
Благодаря кляксе почти законченная его часть рапорта выглядела теперь, как сочинение гимназиста-первоклашки. Того самого рапорта, который Путилин требовал с них с Коломиным завтра на утро, для доклада обер-полицмейстеру, и ради которого они засиделись допоздна.
- Да чтоб тебя, - с тоской уже добавил  Сергей, понимая, что работу придется начинать сначала. А в следующий миг его внимание привлек шум у двери.
- Пусти, говорю, балда! – донесся чей-то незнакомый голос. – К начальнику мне надо.
- Говорено, нет его. Завтра приходьте, - возражал ему дежурный. – Да куда ж прёте, господин хороший, завтра, говорю.
Не иначе, как кто-то в столь позднее время пытался прорваться на прием к Путилину, видимо, позабыв, что даже начальник сыска – живой человек, не способный проводить на работе не только дни, но и ночи.
Но с другой стороны, мало кто станет рваться в полицейское управление с такой прытью без достаточного повода. А значит, повод у незнакомца был. Так что хотя бы выслушать его имело смысл.
И бросив вопросительный взгляд на Родиона, Сергей крикнул:
- Гусев, кто там?! Пусти его сюда!
Прозвучали быстрые шаги, и в помещение буквально влетел человек, которого смело можно было назвать почтенным и по его возрасту, и по его наряду. Вот только в его словах и жестах почтенности было мало.
- Я требую немедленно арестовать грабителей! – выпалил он, едва заметив сыщиков. Дежурный тенью маячил за его спиной, явно не зная, что делать: то ли выставить шумного визитера взашей, то ли просто вернуться на пост. – Вы обязаны это сделать! Этот Бонингтон…
От волнения стройности повествования незнакомцу явно не хватало.
- Бонингтон – целая трагедия. Они обманули меня. Сцена в Нормандии. Она не настоящая! Сцена - обманка! 

Отредактировано Сергей Маевский (2019-02-14 20:33:16)

+2

3

Маевский, обладающий более разборчивым почерком и лучшей усидчивостью, старательно заполнял бланк отчета о проделанной работе, а Коломин надиктовывал ему нужные сведения. Сам он всю эту бумажную канитель терпеть не мог и всегда жалел потраченное время. Тяжкий труд нескольких дней, изложенный в сухих цифрах и безликих казенных словах, осядет в папке под очередным номером на пыльной полке архива, которая, скорей всего, никому больше не понадобится.
Но начальство с маниакальной настойчивостью требовало ежедневной, еженедельной и ежемесячной писанины и избежать этого было невозможно.
Поэтому Родион в конце получасового бдения у письменного стола, монотонно бубнил:
- ... личность убитого опознана его женой в присутствии врача-патологоанатома - заглавные буквы- Эм, точка, И, точка, Зиновьева и агентов сыскного отделения - заглавные - Эс, точка, Маевского и Эр, точка, Коломина. Заключение прилагается...
- Kurwa!
Возглас Сергея вынудил Родиона поднять голову. Оказалось, что капля чернил сорвалась с кончика пера и испортила всю их совместную работу. Высказывать свои претензии по поводу потери времени или сетовать на оплошность товарища, Коломин не стал, потому что когда очередь составлять рапорт выпадала ему, такие огрехи происходили раза по три, а то и чаще и Маевский всегда сносил их стоически. 
Взяв в руки отложенные бумаги, которые считались отработанными, Коломин сложил их в стопку и приготовился все начать заново, но его отвлекла громкая перебранка за дверью.
Кто-то возбужденный и, судя по властным ноткам в голосе, не привыкший к терпеливому ожиданию, требовал немедленной встречи с кем-нибудь из начальства, а дежурный по этажу пытался - безуспешно- его отговорить. Спорящие кричали прямо напротив их кабинета, где сейчас кроме Коломина и Маевского никого не было, как впрочем, и во всем отделе. Даже Иван Дмитрич, который часто засиживался допоздна, сегодня уехал раньше, так что парни, переглянувшись, поняли, что удовольствие общаться с рассерженным посетителем выпало на их долю.
Коломин подтянул за спинку старенький скрипучий стул и, прерывая барабанную дробь торопливой маловразумительной речи, принялся поддакивать:
- Кошмар! Действительно, какой бессовестный обман! Ужас. Всех за решетку!
Получивший неожиданную поддержку солидный господин, потрясая тростью с серебряным набалдашником, продолжал вторить сыщику, пока наконец не начал подозревать подвоха. Он растерянно замолчал, осмотрелся, а когда, все поняв, был готов набросится на шутника с упреками в неуместности зубоскальства, Коломин предложил, указывая на стул:
- Пожалуйста, успокойтесь и присядьте.
- Я...
- Сядьте!
Мужчина колебался всего секунду, а потом груздно плюхнулся на хрупкое сиденье.
- Сначала назовите свое имя и фамилию.
- Да причем здесь... А-а-а, - сдаваясь, махнул рукой посетитель, - Короленко. Илья Кузмич Короленко. Владелец Второго Российского страхового от огня общества.
- Очень хорошо, господин Короленко, - одобрил сговорчивость Коломин. - А теперь спокойно и внятно расскажите, что с вами случилось.

+2

4

Присев на стул, поздник визитер слегка успокоился, впрочем, не до конца. Сняв котелок, он чуть дрожащей рукой стер платком пот со лба и обнажившейся лысины, после чего произнес:
- Случилось то, уважаемые господа, что меня ограбили самым наглым и циничным образом, продав по цене подлинного полотна жалкую подделку.
Кажется, говорил о картине.
- Сцена в Нормандии – ее название? – предположил Маевский. Последнее было очевидно, хотя и не говорило сыщику ровным счетом ничего. Как, впрочем, и фамилия Бонингтон, обладатель которой мог оказаться, как автором полотна, так и грабителем, приведшим владельца страхового общества в стены полицейского управления.
- Именно, - подтвердил потерпевший, отмахиваясь платком от пары мух, тут же радостно слетевших из-под потолка к его потному затылку.
- И как именно все случилось?
Не на базаре же господин Короленко приобрел поддельное полотно, хотя и подобное Маевский не спешил исключать. Но правда оказалась куда запутаннее.
Поддельную картину Илья Кузьмич, помимо своей основной деятельности, увлекающийся коллекционированием картин с морскими пейзажами, приобрел у четы Борисовых: Аделаиды Львовны и Николая Никифоровича. Эта молодая супружеская пара только что, по его словам, прибыла из Европы, и решила осесть в Петербурге, приобретя дом. С потерпевшим свел их случай.
- Они хотели застраховать свое жилище на случай пожара, - говорил Илья Кузьмич, - так как привезли с собой из Европы с десяток картин. Аделаида Львовна – большая поклонница живописи.
Общие интересы стали поводом для начала разговора, и уже в скором времени господин Короленко, в числе многих других гостей, был приглашен на званый вечер, на котором самолично ознакомился с имеющимися у супругов полотнами и увидел там Бонингтона.
- Я давно мечтал приобрести в свою коллекцию один из его пейзажей, - признался потерпевший. – Но, увы, у нас на всю страну лишь одно его полотно. И то представлено в Эрмитаже. А здесь такая удача… Разумеется я не мог не попросить Николая Никифоровича продать мне эту картину.
Николай Никифорович, естественно, сперва отказывался, упирая на то, что сам приобрел это полотно в Англии, у некоего лорда Фэрхейвена, но затем все же, уступая настойчивым просьбам гостя, согласился. Сделка состоялась на следующий день, в присутствии приглашенного эксперта, подтвердившего подлинность полотна.
- И сколько же вы заплатили? – поинтересовался сыщик.
- Полторы тысячи рублей, - был ответ.
- Сколько?! – выдохнул Сергей не в силах сдержать своего удивления. Озвученная сумма казалась ему настолько огромной, чтобы даже представить ее не хватало воображения. Не то, чтобы потратить на мало кому известный пейзаж.
Его удивленный вопрос явно заставил потерпевшего еще сильнее ощутить свою потерю, потому что тот сгорбился и принялся с удвоенной силой тереть лоб и лысину, вызывая досаду у кружащих над ним мух.
- Простите, - попросил Маевский. – Так что же было дальше?
А дальше все было просто. Решив похвастаться своим приобретением, господин Короленко уже на следующий день - то есть сегодня, пригласил на ужин своего приятеля – служащего Эрмитажа, который и разглядел в полотне грубую подделку. Видя в случившемся лишь досадное недоразумение, потерпевший тут же направился в дом Борисовых, но к своему удивлению застал тот пустым.
- Супруги Борисовы уехали? – уточнил Сергей, бросая взгляд на сослуживца. Все случившееся казалось ему предельно ясным: господин Короленко стал жертвой жуликов, пусть даже с жуликами подобного класса сыщику раньше иметь дело не приходилось.
- Да, - печально подтвердил Илья Кузьмич. – Дворник по соседству сказал, что они спешно съехали второго дня…
То есть сразу после сделки.
А потерпевший, вскинув голову, поднял на Коломина полный тоски взгляд и едва не взмолился.
- Потому я сразу и пришел сюда, любезные господа. Помогите мне… Вы моя последняя надежда.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-02-16 11:39:26)

+4

5

Коломин работал в розыске не так давно, но уже составил для себя классификацию преступников, согласно которой мошенники, занимающиеся подлогом ценных вещей находились на верхней ступени преступной деятельности. Отдавая себе отчет, что такие деяния противозаконны, его не могли не восхищать, смелость и артистизм проходимцев, способных провернуть махинацию по продаже фальшивки под видом оригинала людям в общем-то достаточно подкованным в том, что они приобретают.
Вот, например, этот владелец страховой компании, который сейчас обливался потом, рассказывая о покупке липового полотна. Ведь он коллекционер. И наверняка со стажем, если давно мечтал приобрести холст живописца, имя которого известно лишь в узких кругах ценителей искусства - во всяком случае, Коломин, сам интересующийся живописью и неплохо в ней разбирающийся, никогда не слышал о маринисте Бонингтоне. Такой человек не станет с бухты-барахты выкладывать полторы тысячи за вещь, о которой впервые слышит. Кроме того, нужно еще уметь распознать уникальную манеру определенного мастера, знать его работы и иметь представление о ее реальной стоимости. Обмануть сведущего человека мудрено, значит им с Маевский придется искать не просто проходимцев, а людей со специальной подготовкой. Хитрых, изобретательных, возможно связанных с миром художников.
Илья Кузьмич ждал ответа, но Коломии не знал чем его утешить. Дело представлялось сложным и запутанным. 
Оперевшись руками о стол, Родион спросил пострадавшего:
- Вы случайно не поинтересовались у супругов Борисовых почему они выбрали именно вашу компанию? В Петербурге, насколько я знаю, страховых обществ не меньше четырех.
Вопрос, кажется, удивил посетителя.
- Разве это имеет какое-то значение?
- Думаю, самое прямое. - Отозвался Коломин. - Мошенникам в качестве жертвы был нужен ценитель живописи, коллекционер, богатый человек.
- Таких в городе немало, - перебил страховщик, неистово отмахиваясь от надоедливой мухи, которая не оставляла попыток усесться на его потную лысину.
- Не забывайте про повод для знакомства, - возразил Родион. - Убедительный и не вызывающий подозрений. Владелец страховой компании, поклонник и собиратель картин - стопроцентное попадание в десятку.
- Вы хотите сказать..., - Короленко, кажется, начал понимать к чему клонит оперативник.
Его глаза округлились, он весь подался вперед, старясь не упустить пробегающую мимо догадку.
-... они специально вышли на меня?
Коломин пожал плечами.
- На вас или на кого-то подобного. Уверен, что у них на примете было несколько кандидатур и если бы сорвалось с вами, они провернули свою аферу с кем-то другим.
Настойчиво атакующая муха наконец спланировала на голый череп, чей хозяин в эту минуту был так погружен в мысли, что никак этому не препятствовал.
- Так что же мне делать?
Раздавленный несчастьем и растерянный Илья Кузьмич сейчас совсем не походил на того напористого посетителя, который еще полчаса назад был готов штурмом взять отдел уголовной полиции.
- Ступайте домой, успокойтесь и постарайтесь припомнить все, что касается этих Борисовых. Чтобы разыскать преступников нам поможет любая мелочь, самая незначительная деталь, которой вы не придаете значения. Завтра мы вас навестим и...
- А я в безопасности? - Страховщик вскочил на ноги и качнулся в сторону Маевского, как будто из двоих детективов в этом вопросе он больше доверял тому, кто казался ему более крепким и мускулистым. - Вдруг этим жуликам придет в голову меня убить?

+2

6

Родион был прав. То, что казалось господину Короленко лишь случайностью, на самом деле было хорошо продуманным действом. И если бы потерпевший не купил одну из картин, то, скорее всего, преступники нашли бы другую жертву, согласившуюся на подобную сделку. И если не сегодня, то через несколько дней, не этот, так другой бедолага сидел бы на стуле в полицейском управлении и просил бы помощи, желая вернуть свои деньги.
И вряд ли злоумышленники, придумавшие такой хитроумный план стали бы опускаться до убийства. Тем более что возможность избавиться от опасного свидетеля у них уже была.
- Не думаю, что вам есть чего опасаться, - покачал головой Сергей. Вполне возможно, что жуликов уже со вчерашнего дня нет в городе, пусть даже говорить такое потерпевшему не стоило, чтобы не вгонять того в еще большее уныние. – Если бы они хотели убить вас, то могли бы сделать это сразу после сделки. И спрятать тело так, чтобы его не нашли бы еще долгое время.
И тогда, спустя неделю, сыскному управлению пришлось бы искать пропавшего господина Короленко Илью Кузьмича.
От подобной прямолинейности лицо потерпевшего приняло зеленовато-бледный оттенок. Кажется, до этой секунды ему и в голову не приходила мысль о подобном исходе. Даже удивительно, какими наивными и неосторожными могут быть люди, кажущиеся, на первый взгляд, солидными и разумными, но при этом готовые отправиться в чужой дом, к людям, которых видят третий раз в своей жизни, с крупной суммой, не озаботившись собственной безопасностью.
- Вы… вы ув-верены? – от волнения господин Короленко даже начал заикаться. – Я бы п-просил вас… для моего с-спокойствия. У меня дома молодая  супруга и двое маленьких детей.
Снимать с поста городового ради чужого спокойствия казалось не слишком разумным. Но по потерпевшему было видно, что отправить его сейчас домой одного – значит обречь на пытку, заставив шарахаться от каждого встреченного по дороге и каждой тени под окном его дома. А потому, поддавшись сочувствию, Маевский позвал дежурного:
- Гусев! – и добавил, едва тот появился. – Разыщи городового. Пусть проводит господина Короленко и подежурит у его дома всю ночь. Ступайте, Илья Кузьмич. Завтра утром мы будем вас.
Дожидаясь пока поздний визитер покинет помещение, он закурил к вящему недовольству мух под потолком, потер уставшие глаза и повернулся к Коломину, собираясь обсудить с тем услышанное.
Самому ему история с подложной картиной казалась похожей на спутанный клубок ниток, в котором даже конца не видно, за который можно было начать тянуть.
- Паспорта, скорее всего, у них тоже были ненастоящие, - поделился он своими соображениями. – Так что искать господ Борисовых, скорее всего, смысла нет… Да и рассчитывать, что их описание найдется в нашей картотеке, тоже. Хотя проверить все же придется.
Чтобы не оставлять за спиной не отработанную версию. Вдруг в столице есть и другие жертвы преступников, так и не догадавшиеся об обмане? Вдруг господин Короленко – лишь случайность, не вписывавшаяся в планы жуликов?
- А вот само действо мне кажется продуманным до мелочей. Возможно, они уже проворачивали его не в первый раз. И если не в столице – то в других городах. А значит, дать запросы по губерниям, проверить, не было ли подобных инцидентов в прошлом. Возможно,  так удастся узнать настоящие имена преступников.
А дальше… дальше мыслей пока не было.
- Даже не знаю, есть ли хоть какой-то шанс, что они все еще в Петербурге, - покачал головой Сергей. – Полторы тысячи им хватит на полгода безбедной жизни, - а за это время можно уехать в любой другой город, где снова провернуть свой обман, найдя очередную жертву. – Что думаешь?

Отредактировано Сергей Маевский (2019-02-16 12:16:04)

+2

7

Коломин, пряча усмешку, подумал, что страховщик напрасно волнуется. Вот если бы он продал картину этим "Борисовым", да притом подлинную, тогда опасения быть убитым были бы вполне обоснованными. Сейчас те, кто его облапошил сами бояться лишний раз нос высунуть. Но вмешиваться в решение Маевского не стал. От того, что городовой пофланирует под окнами господина Короленко вреда не будет. Зато у страховщика появится больше оснований верить в силу закона.
За понурой фигурой потерпевшего закрылась дверь, а Коломин, окутанный табачным дымом от сигареты друга, присел на край стола.
Оба забыли об испорченном бланке отчета, который, хочешь-не хочешь, придется дописать, но сейчас их мысли крутились вокруг неожиданно свалившегося на голову нового дела.
Документы у преступников, конечно, были липовые. Скорей всего, как и имена, тут Маевский был прав. В картотеке по описаниям есть шанс найти хотя бы одного из шайки, если он, или она, или они уже имели проблемы с законом. Но с сомнениями о том, что аферисты скрылись из города, Коломин не согласился.
- Уверен, что они еще здесь. Ведь это чистая случайность, что у страховщика нашелся знакомый, который так быстро обнаружил подлог. Сам Короленко ни капли не сомневался в подлинности полотна и могли пройти месяцы прежде чем он бы хватился, а то и годы. Кем бы не была эта парочка, выдающая себя за Борисовых, она по горячим следам готовит следующую махинацию, может быть даже с помощью того же Короленко.
А почему нет? Случайная встреча на улице, здрассте-здрассте, жена/супруг внезапно занемог, нужны деньги. Не могли бы вы, уважаемый Илья, как его там, Кузьмич, посоветовать надежного человека, который интересуется живописью? И, пожалте, еще один аккуратно и элегантно состряпанный обман.
Едва мысль приняла оформленную схему, как Коломин вдруг понял, что нужно делать.
- Надо убедить страховщика никому пока не рассказывать о подлоге. А тем, кто уже знает, наказать помалкивать. Как только мы найдем "Борисовых", устроим им якобы случайную встречу с Короленко. Ему всего-то и надо прикинуться ничего не ведающим простофилей и как бы между прочим обронить, что некий богатый хлыщ мечтает купить картину какого-нибудь известного художника. Хлыщом, если не догадался, будешь ты или я. А что, по-моему отличный план!
Разумеется, уповать на его счастливое осуществление можно было лишь с натяжкой и работы по поиску преступников никто не отменял. Но две возможности всегда лучше одной.

+2

8

О новой махинации по горячим следам Маевский, признаться, не думал. Ему казалось, что сорвав подобный «куш» преступники должны были затаиться на долгое время. Ведь к чему рисковать, когда на руках такая сумма? А с каждым новым обманом риск только возрастал.
Но, возможно, такие рассуждения были свойственны лишь ему, как человеку, который никогда бы даже не додумался отнимать у людей деньги таким изощренным обманом. А ведь только для того, чтобы задуматься о нем, не говоря уже о том, чтобы провернуть, нужно было обладать куда более дерзким характером, чем его собственный. Так что, возможно, Родион был и прав.
- Не отличный, но хороший, - не стал спорить Сергей, потирая подбородок рукой.  Назвать план отличным мешала такая «малость», как необходимость установить местонахождение двух неизвестных пока что преступников в таком огромном городе, как Петербург. Но все же не признать его логичность сыщик не мог. К тому же, два плана действий всегда лучше, чем один. Да и взять жуликов с поличным куда лучше, чем просто задержать их.
По справедливости, роль «покупателя» следовало отдать Коломину, как автору идеи. Но так сразу отказываться от возможности сыграть главную роль в таком деле, было тоже не по душе. Сыщик затянулся, а затем не удержался, чтобы подзадорить сослуживца, зная его тягу к спорам.
- Вот кто первый найдет Борисовых или узнает их настоящие имена – тому и выдавать себя за хлыща. А второй будет его прикрывать, - произнес он с усмешкой.
Возможно, с их стороны было слишком самонадеянно продумывать подобные детали поимки преступников и распределять роли, ни имея никаких либо зацепок, ни даже официально получив расследование в свое делопроизводство. Но Сергей был уверен, что с последним проблем не возникнет.
Столица разрасталась куда быстрее, чем сыскное управление. Новые должности и у обер-полицмейстера, и у градоначальника Путилину приходилось едва ли не выпрашивать, а потому каждому из сыскарей приходилось работать за двоих, если не за троих. И желающие взять на себя новое дело добровольно, не по приказу начальства, вряд ли найдутся.
- Завтра с утра доложим Ивану Дмитриевичу о случившемся и попросим отдать дело нам.
Но для этого требовалось сдать рапорт в срок, без опозданий. Иначе дела им не видать, да и день, в назидание, придется провести в каком-нибудь уличном патруле, так что к вечеру ног чувствовать не будешь, словно ездовая лошадь.
- А сейчас диктуй, - со вздохом подытожил Сергей, туша папиросу в пепельнице, доставая чистый бланк и снова берясь за перо. – Закончим с рапортом и по домам.
Судя по довольному жужжанию под потолком, мухи изготовились к новому развлечению.

закончен. продолжение "Морской пейзаж"

+3


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Поздний визит


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно