Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Честные люди


Честные люди

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_1.png

Честные люди
http://s3.uploads.ru/t/vcQKZ.jpg
Время действия: 15 мая 1873 год
Место действия: особняк известного нотариуса Л.И.Герье
Участники: Родион Коломин, Сергей Маевский
Краткое описание эпизода:
Найденный плащ неподалеку от очередной жертвы убийства приводит сыщиков в дом его владельца. Не будучи твердо уверенными в том, что господин Герье является преступником, следователи рассчитывают хотя бы получить ответы на некоторые вопросы.

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_2.png

+2

2

В половине двенадцатого, насквозь промокшие под дождем, Коломин и Маевский свернули с Невского на набережную Фонтанки и буквально через десяток шагов остановились перед портиком величественного особняка, уткнувшись в запертую дверь.
Утром, торопясь из дома, Родион позабыл зонт и теперь с его плаща и головного убора лилась вода, мокрые брюки противно липли к ногам и единственное о чем он сейчас мечтал это о сухом теплом кабинете на Гороховой, который они покинули полчаса назад.
То, что удалось узнать Маевскому о г-не Герье полностью соответствовало солидности его жилища. Людвиг Иоганнович, пятидесяти двух лет, был потомственным юристом в третьем поколении, его услугами пользовались самые богатые и именитые люди Петербурга, женат вторым браком, имел двоих детей, сын 30 лет и дочь пятнадцатилетняя девушка-подросток. О доходах никакой информации не было, но сыскарям, учитывая клиентуру нотариуса и глядя на его особняк, не составило труда догадаться, что сумма наверняка исчислялась многими тысячами.
Прежде чем нажать кнопку звонка, парни молча переглянулись. Указать на дверь полицейским при исполнении хозяин  может быть и не посмеет, но и ждать радушного приема не стоило.
Человек, отворивший дверь, окинул двоих мужчин на пороге вялым взглядом холодных глаз, удивительно похожих на рыбьи, и молчал не меньше минуты прежде чем поинтересоваться целью их прихода. Смотрел он при этом куда-то поверх их голов.
Коломин достал из кармана куртки служебное удостоверение, сунул под нос дворецкому.
- Нам нужен Людвиг Иоганнович.
Еще одна минута раздумий потребовалась слуге на то, чтобы отойти в сторону, пропуская визитеров в просторный холл. Дверь с мягким щелчком закрылась за их спинами. Коломин принялся расстегивать макинтош, ожидая, что дворецкий первым делом примет у них мокрую верхнюю одежду, но тот стоял рядом, уронив руки вдоль тела и кажется погрузился не то в сон, не то предпочел витать в грезах вместо исполнения своих обязанностей.
Родион кашлянул, привлекая его внимание. Тяжелые веки дрогнули, крошечные зрачки сместились к протянутому плащу, словно не понимая чего от него хотят.
- Как прикажете доложить?
- Скажите, что генерал Коломин и фельдмаршал Маевский просят их принять, - Родион не смог отказать себе в удовольствии немного расшевелить этого впавшего в летаргию сома.

+2

3

Прогулка к дому нотариуса под дождем оказалась напоминающей и познавательной. Напоминающей, потому что заставила в очередной раз вспомнить о зонте, сломавшемся еще в позапрошлом месяце, сменить который на новый до сих пор не получалось по причине отсутствия свободных денег.
А познавательной, потому что обнаружила «течь» в левом ботинке, требующую скорого визита к сапожнику, встречи с которым Маевскому не доводилось искать уже с полгода, как только он в очередной раз избавился от мышей в своей комнате, задружившись с рыжим дворовым котом. 
Будь сыщик суеверным, он, наверно, счел все случившееся дурным знаком, свидетельствующим о поспешности их визита. К счастью, подобными суевериями Сергей не страдал. Наоборот, был уверен, что отвечать на вопросы полиции господину Герье придется, хочет  тот этого или нет. 
Поведение лакея, явно не лучившегося восторгом по поводу визита двух полицейских, выглядело довольно странным. Либо своей неторопливостью он намеревался отпугнуть незваных гостей, либо гости в доме нотариуса вообще бывали нечасто. В противном случае оставалось непонятно, почему этот субъект до сих пор не получил расчет.
И даже упоминание генеральских чинов не возымело особого действа. Приняв, наконец, у них с Коломиным мокрую верхнюю одежду и демонстративно разместив ее в уголке, подальше от господской, лакей снулой рыбой поплыл по лестнице на второй этаж.
- К вам господа из сыскной полиции, - послышался слабый отголосок его слов. Похоже, в шутку Родиона он поверил не слишком.
- Не тянем мы с тобой на генералов, - с наигранным сожалением в голосе пошутил Маевский.
- Ну, проси, - прозвучал ответ.
Господин Герье вместе с супругой как раз заканчивал свою трапезу, определить название которой Сергей затруднялся. Для завтрака она была слишком поздней и обильной, для обеда слишком ранней. Сына нотариуса, как и дочери, поблизости не наблюдалось. И если вторая, согласно возрасту, могла находиться в это время в гимназии, то местонахождение первого вызывало вопросы. Собственного дела он, если верить имевшимся у них сведениям, не имел и собственного жилья не снимал, предпочитая обитать в родительском доме.
- Добрый день, - начал Сергей, заходя в столовую и отдельно приветствуя супругу нотариуса. – Господин Герье, мы хотели бы поговорить с вами по одному приватному делу.
Решение посвящать в суть разговора жену или не посвящать, сыщик оставлял за хозяином дома, не начиная этот самый разговор при ней.
- В таком случае, вам следовало бы записаться на прием в конторе у моего помощника, - прозвучал отнюдь не самый дружелюбный ответ, без намека на ответное приветствие. – На дому я принимаю только особых клиентов.
- Это дело касается вас.
Судя по всему, такого ответа нотариус не ожидал. Рывком сорвал с себя салфетку, зыркнул недобрым взглядом на некстати заглянувшую в комнату горничную с тарелкой, полной свежеиспеченных блинчиков и, поднявшись, жестом указал на дверь, ведущую вглубь дома.
- Прошу в мой кабинет.
Сыщикам оставалось лишь проследовать за ним.
- Так о каком же деле, касающемся меня, идет речь? – продолжил он, едва дверь кабинета закрылась, даже не думая предложить сыщикам присесть и чем-нибудь угоститься, хотя начатый коньяк, видневшийся за приоткрытой дверей бара, Сергей заметил едва переступив порог. И голос его звучал достаточно холодно, словно в самом факте подобного дела ему чудилось что-то оскорбительное.
- Позвольте вопросы задавать нам, - попросил Маевский, разворачивая сверток с плащом-уликой. – Для начала ответьте – вам знакома эта вещь?

+2

4

Герье без особого интереса посмотрел на плащ, даже не делая попыток изучить его более детально.
- Скажем так, он похож на тот, что есть у меня, - после непродолжительной паузы ответил он осторожно. - Но не я один в Петербурге ношу макинтоши.
- Разумеется, -  согласился Кломин, - однако портной, у которого вы его заказывали, указал, что этот был куплен именно вами.
Холодный взгляд пронзил сыщика насквозь.
- Мой висит в гардеробной. - Отрезал нотариус.
- В таком случае, вам не составит труда его показать.
Когда возникала нужда Родион вспоминал свое происхождение, которое возможно было не менее достойным, чем у многих именитых и знатных господ, тем самым давая понять, что работа в полиции еще не дает им права смотреть на него сверху вниз.
Г-н Герье, кажется, впервые с момента их разговора удивился.
- Послушайте, молодые люди, что происходит? Ваши странные требования должны иметь под собой довольно веские основания, иначе я воспользуюсь своим правом отказаться их выполнять.
- Обязан вас предупредить, что это будет весьма опрометчивым поступком, господин Герье. Не получив разъяснений на вполне безобидные вопросы, мы тоже имеем полномочия квалифицировать ваше запирательство как свидетельство вины и тогда доказывать свою непричастность к преступлению вам придется уже в суде.
Несколько минут нотариус молчал, бросая гневные взгляды то на одного детектива то на другого. Убедившись, что на них это не производит нужного впечатления, нервно коснулся кнопки звонка на своем письменном столе.
Почти в ту же секунду дверь кабинета распахнулась и на пороге выросла фигура молодого человека, будто он он все это время стоял по ту сторону, только и дожидаясь вызова.
- Найдите моего камердинера, пусть он принесет мой черный макинтош.
Вышколенный секретарь испарился в мгновение ока, и Родион подумал, что видимо не вся прислуга в доме страдает сомнамбулизмом, присущим дворецкому.
Ожидание каждый из присутствующих в кабинете провел по собственному усмотрению, но никто не двинулся с места, сохраняя полное молчание.

+2

5

Маевский был уверен, что изначально признавать свою вещь нотариус не захочет. А поняв, что не признать не получится, поведает им печальную историю о верхней одежде, ставшей добычей злоумышленников в каком-нибудь клубе или ресторане, который господин Герье имеет привычку регулярно посещать.
А потому, уверенность, с которой был отдан приказ принести плащ, поколебал веру самого сыщика в причастность его хозяина к двойному убийству. Ведь если Герье не был уверен, что плащ на месте, то на что он рассчитывал?! На медлительность своего камердинера, которая позволит господам сыщикам состариться и умереть от дряхлости раньше, чем они увидят искомую вещь?!
К счастью, медлительностью камердинер не отличался - либо не он был тем снулым лакеем у двери, либо господские приказы исполнял куда расторопней, чем управлялся с гостями. Потому что не прошло и пяти минут, как дверь распахнулась, вновь впуская в кабинет секретаря, который с несколько растерянным выражением лица произнес:
- Простите, Людвиг Иоганнович, но ваш камердинер не может найти ваш плащ. Говорит, что того нет на месте.
Маевский внутренне подобрался, готовый к любому развитию событий, вплоть до попытки бегства господина Герье, пусть даже почтенный нотариус, явно давно не обременявший себя физическими упражнениями, уходящий, отстреливаясь, от полицейской погони по крышам, казался персонажем анекдота, а не реальной жизни.
Впрочем, бросаться ни к ящику стола за воображаемым револьвером, ни к окну для бегства по крышам, господин Герье не спешил. Он оставался на месте, лишь на его лице отразилось неподдельное удивление человека, уверенного, что у него в кошельке находится крупная сумма, но почему-то там ее не обнаружившего.
- Что значит, не может?! – переспросил он. – Куда этот болван его подевал?!
Ответа на последний вопрос секретарь явно не имел.
- А когда вы в последний раз его надевали? – уточнил Маевский.
Лицо нотариуса передернуло гримасой раздражения и тревоги.
- Это лучше спросить у моего болвана-камердинера. У меня есть более важные вещи, чтобы помнить подобное.
- Спросим, - заверил его Сергей, уверенный, что камердинер будет далеко не единственный кого им с Родионом придется допросить. Впереди предстояли разговоры и с супругой господина нотариуса, и со всей его прислугой, но это позже. – Но пока мы хотели бы закончить наш разговор с вами.
- Не сомневаюсь, - по лицу Герье снова прошла гримаса. - Но раз уж мой плащ, как вы утверждаете, у вас - то позвольте мне в этом убедиться, – нотариус шагнул вперед, требовательно протягивая руку. Лишать его подобного права Маевский не собирался, но с исполнением собирался чуть повременить, опасаясь, что обнаруженные следы крови могут сделать собеседника крайне неразговорчивым.
- Разумеется, господин Герье, - ответил сыщик, - но сначала ответьте, будь любезны, на еще один вопрос. Где вы находились прошлой ночью, с десяти до двух часов?  - в этот промежуток, если верить заключению Максима Ивановича и были убиты обе несчастные. – И в ночь с одиннадцатого на двенадцатого мая в это же время?   

+3

6

Родион невольно восхитился самообладанием Сергея. Тот не дрогнув ни одним мускулом, просто опустил плащ вниз, не позволяя Герье до него дотронуться. Может быть именно в эту минуту нотариус начал понимать, что ситуация, приведшая в его дом двух парней из уголовного розыска, действительно серьезна, потому что перестал дрожать лицом и наконец-то взял себя в руки.
Перемена вышла столь разительная, что теперь Коломин увидел перед собой человека, с которым имели дело клиенты нуждающиеся в услугах матерого, хитроумного, до мозга костей профессионального поверенного, одного из владельцев нотариальной конторы "Герье, Вилль и Ко"
- Насколько я понимаю, речь зашла о моем алиби.
Сухо и по-деловому произнес хозяин дома, не столько спрашивая, сколько констатируя очевидное.
- Извольте. Прошлую ночь, как и все предыдущие, я был в собственной спальне. Мой распорядок знают все и смогут вам подтвердить, что ровно в полночь я ложусь спать. В половине восьмого утра меня будит камердинер, затем я принимаю завтрак, из дому уезжаю в девять.
В достоверности слов нотариуса еще стоило убедиться, опросив прислугу, но Коломин был почти уверен, что с этого конца им к Герье не подобраться.
- Мог ли кто - нибудь воспользоваться вашим макинтошем?
Герье уже открыл рот, но замешкался. Всего на одну минуту, и сыщики моментально настрожились, словно ищейки, учуявшие свежий след. Однако нотариус ответил "нет", на сей раз никого не убедив в своей честности.
Тем более, что сразу отвел глаза, как-то по-новому глядя на свернутый плащ в руках Маевского.
- Могу я, наконец, узнать в чем дело? 
Из его голоса выветрились повелительные нотки, теперь он звучал устало, будто мужчина заранее знал, что ответ ему не понравиться.

+2

7

- Но сегодня вы изменили привычному расписанию, - возразил Сергей, не игнорируя вопрос нотариуса, просто имея к нему свои собственные. К тому же, утверждая, что доступ к плащу был лишь у него, господин Герье был явно нечестен, а потому и другие его ответы требовали уточнения.
- Это было вызвано встречей с одним из моих постоянных клиентов, - все так же, устало, словно отмахиваясь от назойливой мухи, ответил владелец дома.
«И с кем же?» - хотел было спросить Маевский, но словно предупреждая этот его вопрос, нотариус добавил:
- Его фамилия не будет названа, поскольку не имеет отношения к нашему с вами разговору.
Трудно было это оспорить. Да и вряд ли пока что имело смысл. Список подозреваемых и так стремительно расширялся, учитывая, что доступ к плащу, скорее всего, могли иметь практически все обитатели дома.
Впрочем, доктор Зиновьев утверждал, что плотник с его ростом и телосложением вполне подходит на роль убийцы, а потому женскую часть прислуги, равно как жену и дочь Герье, из подозреваемых можно было исключить. Но и без этого их оставалось немало: сам нотариус, его сын, камердинер, секретарь…
- А еще вы не ответили на мой вопрос.
Пожалуй, на удовлетворение своего любопытства он все же имел право.
- Ваш плащ был обнаружен рядом с местом жестокого убийства, - коротко ответил Маевский, стараясь не упоминать ничего лишнего. - На нем найдены следы крови жертвы.
Это известие Герье воспринял с выражением какого-то нехорошего, почти стоического спокойствия, контрастирующего с его прежним поведением - как будто похожего ответа он и ждал. Он не спрашивал, где именно произошло преступление. Не заверял, что не имеет к произошедшему никакого отношения. Лишь все так же устало попросил:
- Покажите плащ, будьте так добры, - словно хотел лично убедиться в правдивости сказанного.
Препятствовать ему Сергей не стал, позволив взять полу плаща в руки, но не отдавая улику целиком. И пока господин Герье рассматривал одно из кровавых пятен, добавил.
- Будьте любезны собрать вашу прислугу, чтобы мы могли ее опросить, - вряд ли это опрос дал бы что-то - слуги не слишком любили судачить о хозяевах, опасаясь потерять работу, но согласно процедуре он был необходим. - И посоветуйте ей быть откровенной, любые запирательства в некоторых вопросах могут быть расценены не в вашу пользу. А также нам придется поговорить с вашей женой и сыном.
И предвидя возможные возражения со стороны нотариуса, Сергей бросил взгляд на Коломина, ища у того поддержки.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-02-07 13:38:17)

+2

8

Пока Сергей, перехватив инициативу, беседовал с Герье, Коломин все не мог отделаться от вопроса чем была вызвана та мимолетная заминка в ответе нотариуса. Являлся ли он убийцей? Для опытного юриста  оставить на месте преступления такую явную улику как именной плащ было непростительной глупостью. Испорченную кровью вещь проще было выбросить в любую помойку, утопить в реке, сжечь, чтобы от нее и следа не осталось. Значит, дождевик в ночь убийства был на ком-то другом. И этого "другого" Герье знал! Знал, но сознательно покрывал. Исходя из этого, возникал новый вопрос: кого? Жена и любовница (если таковая имелась) отпадали, поскольку совершенно точно было установлено, что убийца - мужчина. Тогда кто? Ответ напрашивался сам собой: любой, к кому нотариус имел глубокую привязанность. Друг? Сын? Сексуальный партнер?
Почувствовав, что выпал и почти потерял нить беседы Маевского с Герье, Родион заставил себя вернуться в реальность.
Кажется Сергей настаивал на разговоре с домочадцами. Коломин считал, что это правильно, но решил внести небольшие коррективы.
- Мы попросили бы вас предоставить отдельное место, беседа с прислугой по всей видимости затянется и нам не хотелось бы никому мешать.
На самом деле, эта просьба подразумевала не только нежелание доставить беспокойство хозяевам. Коломин был уверен, что в присутствии господ челядь не станет откровенничать, а стало быть и пользы от допроса не получится.
После некоторого раздумья, Герье позволил занять библиотеку. Она, дескать, просторная и находится в стороне от хозяйских комнат.
- Благодарим, Людвиг Иоганнович. И еще один вопрос, где можно найти вашего сына?
У Герье произошла новая заминка с ответом. На этот раз настолько заметная, что неясные подозрения Коломина в неискренности нотариуса начали перерастать в уверенность, что связана она именно с Герье -младшим. 
- Не уверен. Возможно куда-нибудь уехал. Но ночью Владимир был дома.
Слишком поспешный и откровенно встревоженный ответ заставил Родиона переглянуться с Маевским.
- Если это так, то волноваться нет причин, - обронил Коломин нейтральным тоном.
Затем подошел к Сергею и, наклонившись к его уху, проговорил, понизив голос:
- Нужно разделиться. Один поработает с прислугой, другой возьмет на себя сыночка и мадам Герье.
Это не только сэкономило бы им время, но и помешало бы нотариусу каким-то образом вмешаться, разорваться сразу на два места, чтобы контролировать ситуацию ему будет намного сложней.

+2

9

Вопреки опасениям Маевского препятствовать разговору сыщиков с прислугой и остальными членами семьи нотариус не собирался, напротив, был готов способствовать этому. Похвальная сознательность, почему-то казавшаяся Сергею подозрительной.
То сказывалось первоначальное впечатление о господине Герье, как о человеке достаточно высокомерном. То ли дело было в богатом опыте общения с людьми из небедных кругов, отнюдь не жалующих полицию и не спешащую помогать той в расследованиях.
- Я поговорю с прислугой, - негромко ответил сыщик на предложение Коломина. – А ты возьми на себя жену и сына, - последнего, впрочем, еще предстояло разыскать. – Надеюсь, его отец знает, как вернуть того домой.
Первым опрашиваемым оказалась горничная. Молодая девица лет двадцати, крепкая и дородная – такая самовар поднимет, как пушинку.
Она охотно подтвердила расписание нотариуса, а также утренний визит к нему постоянного гостя, хотя ни цели, ни фамилии, естественно, не знала. Также с ее слов выяснилось, что секретарь был лицом приходящим – появлялся в доме еще до завтрака, сопровождал Людвига Иоганновича на работу, возвращался с ним, если была необходимость поработать на дому, а затем уходил в съемное жилье. Остальные же слуги, если верить ей, жили при доме, и в ночи, когда были совершены убийства, никуда не отлучались.
- Ну, а остальные домочадцы? – поинтересовался сыщик. – Жена?
- А что жена? – удивилась горничная. – Нешто она будет одна без мужа по вечерам улицами шастать? Дома, как и положено. И спать укладывается после одиннадцати.
- А сын?
На этом вопросе горничная впервые замешкалась.
- А что сын? И он дома… И вообще, я за господами не слежу, не мое это дело. Вот у них самих и спрашивайте.
- Молодой, холостой, при деньгах, - да еще и не отягощенный никаким трудом, чтобы уставать за день, - и проводит вечер за родительским столом? – не поверил Маевский, но горничная была непреклонна, так что становилось ясно – никакого проку от нее не будет.
Второй разговор завязался с кухаркой, женщиной уже в возрасте, суховатой, но обладающей какими-то по-детски добрыми глазами.
Она, как и горничная, охотно подтвердила расписание хозяина, и, как и та, замешкалась на вопросе о Герье-младшем.
- Так что же, неужто, Владимир Людвигович все вечера проводит дома? – спросил Сергей.
- А то как же, - опасливо косясь куда-то в угол, словно увидев там жирного паука, заверила кухарка, явно солгав.
И эта ложь начинала утомлять.
- Ну что ж вы, Дарья Павловна, - укоризненно покачал головой сыщик. – Вы же правдивый человек, зачем грех на душу берете?
И укоризна, как не удивительно, оказалась действенной. Слово за слово, и Маевский узнал, что Вальдемар – так, по-заморски, Герье-младший любил себя величать – дома ночует редко. Приходит чаще всего под утро, порой нетрезвый. Спи, как спится – никогда не угадаешь, как проснется. А как проснется – завтрак требует, да немедленно, со скандалом. Он и на прошлую горничную, что с подачей замешкалась, руку поднял, так что плечо ей сломал.
- И что потом было? – уточнил сыщик, откровенно впечатлившись подробностями жизнеописания молодого человека.
- Ушла она, - ответила кухарка. – Не захотела тут больше. Людвиг Иоганнович, добрая душа, уговаривали ее остаться, чтобы пересудов избежать, даже денег на лечение дали, но не захотела она…
Мало кто на ее месте захотел бы.
- А чем потом Вальдемар Людвигович занимается?
- Да когда чем, - был ответ. – Ежели обычный день, то часа в три в парк собираются, компания у них там своя. Офицеры, да моты молодые, такие же, как они сами. А ежели театральный - то до вечера дома крутятся, а потом на спектаклю едут.
- Театральный? – не понял сыщик.
- Театр они страсть, как любят, недели нет, чтобы на какой-нибудь спектакле не побывали, - упорно продолжая говорить о театральных представлениях в женском роде, поведала кухарка.
Театрал, значит?! И чувствуя себя ищейкой, уловившей след потенциальной добычи, Сергей задал очередной вопрос.
- А в парках каких Вальдемар Людвигович бывать любит?
- Да хто ж его знает, - был очередной ответ. – В тех, где девиц побольше. До девиц они тоже охочи.

+2

10

Видно кто-то на небесах, покровительствуя сыскной полиции, решил сегодня с ними подежурить, потому что удача сама плыла в руки. Одна крохотная зацепка в ответах нотариуса потянула за собой второе везение и сына хозяина не пришлось разыскивать по всему городу, он оказался дома.
Угрюмый слуга проводил Коломина в другую половину дома, после чего оставил его под дверью спальни, будто говоря, я свое дело сделал, а дальше разбирайся сам.
Ни мало этим не смущенный, Родион коротко стукнул и отворил створку, не дожидаясь разрешения войти.
Герье-младший, по видимому только что проснулся, он сидел в пижаме на неубранной постели. Опухшее и мятое его лицо встретило гостя раздраженной гримасой, сделав и без того неприглядную внешность еще более отталкивающей. Мужчины молча оценивали друг друга несколько секунд, ждали кто первым начнет разговор. Родион понял, что доброго утра хозяин комнаты желать ему не собирается, поэтому решительно сделал два шага вперед.
- Владимир Людвигович? Моя фамилия Коломин, я из криминальной полиции.
Может быть ему показалось - в комнате было сумрачно из-за полуопущенных штор - только при этих словах по тонким злым губам Герье пробежала ухмылка.
- У меня к вам несколько вопросов, на которые прошу ответить по-возможности подробно. Где вы были позапрошлой ночью, начиная с десяти часов вечера?
- Пошел на ....!
Чувствовалось, что с помощью подобных словечек Герье-младший изъясняется часто и привычно, настолько легко матерщина слетела с его губ.
- Как прикажете это понимать? - Не изменяя тона, хотя был слегка шокирован таким обхождением, уточнил Родион.
В этот момент его взгляд случайно наткнулся на пару сапог, валявшихся возле кресла. Само кресло почти скрылось под ворохом сброшенной одежды.
- Убирайся отсюда, я сказал!
Но Коломин уже не слушал. Он пересек комнату, подошел к креслу и, наклонившись, поднял один сапог. Форма и размер совпадали с отпечатком зарисованным Маевским у Андреевского собора. Крови на подошве, конечно, не было, а грязь и пыль явно остались после сегодняшней ночи.
Но ведь папаша утверждал, что сыночек нынче спал дома. Родион еще не успел развить свою мысль, как Герье сорвался с места.
От удара, нацеленного ему в голову, Коломин увернулся. Правая ладонь перехватила запястье противника и, вывернув, заломила руку за спину. Но даже испытывая боль Герье продолжал сопротивляться. Он извивался, стараясь, вырваться, и один раз весьма ощутимо впечатал пятку в ногу Коломина чуть пониже колена. Схватка все-таки завершилась победой сыщика, хотя тому и пришлось применить не совсем законные методы борьбы. Получив между ног, сыночек нотариуса наконец признал поражение.
Родион понимал, что ни о каком разговоре теперь не может быть речи, поэтому ему не осталось ничего другого, кроме как уйти.

+2

11

Следующим за кухаркой стал камердинер, оказавшийся вовсе не тем снулым лакеем у входа – на прислуге господин Герье явно не экономил. Средних лет, с усами, которым и любой сом позавидовал бы, и каким-то тревожным блеском в мутных рыбьих глазах, словно у только что вытащенного из воды карася.
Вот только стоило Маевскому открыть рот, чтобы выяснить, кто имел доступ к гардеробу нотариуса, как дверь библиотеки распахнулась, впуская господина Герье собственной персоной.
- Надеюсь, вы закончили? – поинтересовался он без раздражения, но явно больше утверждая, чем спрашивая. – В противном случае вынужден поторопить вас.  У меня важная встреча в конторе, отложить которую возможным не представляется. Оставлять же вас на попечение моей супруги считаю лишним - ей не слишком здоровилось в последнее время, чтобы утруждать ее подобными заботами. А потому, прошу.
Рука нотариуса многозначительно указала на дверь, давая понять, что свой лимит радушия и гостеприимства владелец дома на сегодня исчерпал.
Наверно, можно было предложить оставшейся части прислуги продолжить беседу в управлении, вот только необходимости в этом Маевский пока не видел. Рассказа кухарки было вполне достаточно, чтобы подозрения сосредоточились на одном конкретном лице. Но для задержания одних подозрений было мало, а улик разговор с камердинером не прибавил бы. Может, Коломину повезло больше.
- Пока что закончили,  - ответил сыщик, выделяя интонацией слово «пока», потому что был уверен, что это не последний их с Родионом визит в этот. А потому он был обязан предупредить. – И попрошу из города не уезжать ни вас, ни ваших близких, ни прислугу.
И с этими словами он вышел из библиотеки, разыскивая Коломина, а затем спускаясь вниз в сопровождении лакея, такого же унылого, как и прежде.
Одно только прикосновение к мокрой верхней одежде, не успевшей подсохнуть за время их пребывания в доме, вызвало внутренний озноб. Надевать ее не хотелось, вот только выбора не было. И оставалось лишь мечтать о кипящем самоваре и кружке горячего сладкого чая.
Откуда-то сверху послышался молодой, с истеричными нотками голос, то ли жалующийся, то ли негодующий. Не иначе как Герье-младший оказался дома и соизволил проснуться. Интересно, что узнал Родион из разговора с ним? А впрочем, что бы не узнал, основанием для задержания это не стало.
- Герье сказал неправду, - сообщил Сергей, когда они с Коломиным уже вышли на улицу. – Владимир по ночам дома не бывает, в ночи убийств тоже отсутствовал. 
Потянулся было за портсигаром, но в последнюю секунду передумал – в такую погоду курить, только папиросы переводить зря.
- А еще его отличает любовь к проматыванию отцовских денег в веселых компаниях, театральным представлениям и распусканиям рук в отношении женщин. Ты что выяснил?
Струя дождя подло скользнула за шиворот, заставляя передернуть плечами, и оглядывая пустую улицу в надежде поймать извозчика, Сергей предложил:
- Ну что, в управление?

+1

12

Дождь перешел в морось, так привычную этому северному городу. Но двум мужчинам в мокрой одежде она уже не могла доставить больше неприятности чем влажные плащи, липнущие к телу и заставляющие их ежится от озноба.
- Сынок нотариуса на меня напал. Я заинтересовался его грязными сапогами и в него, словно дьявол вселился. Мне повезло,  удалось увернуться, но удар у него, скажу тебе, поставлен очень неплохо. 
Собранная Маевским информация свидетельствовала лишь о порочных наклонностях Герье-младшего , однако моральный облик сына нотариуса, к сожалению, ничем не отличался от подобного поведения многих представителей золотой молодежи и абсолютно не доказывала, что именно он осуществил все эти убийства. Убедить начальство в причастности Герье-младшего к преступлениям аргументов у них пока было недостаточно.
И все-таки Коломин голову дал бы на отсечение, что погибшие девушки - дело рук ненормального сынка почтенного  владельца нотариальной конторы.
Он покосился на молчаливо идущего рядом Сергея. Тот своими выводами делиться не стал, но кажется его тоже обуревали сходные мысли. В конце концов, слишком много сходилось на Герье-младшем: явная ложь отца, поспешившего создать твердое алиби для сына, нападение на полицейского, хотя никаких причин для этого, кроме дурного характера, у него не могло быть, пристрастие к жестокому обращению в отношении женщин, тяга к театральщине. И главное, он мог воспользоваться плащом отца, чтобы потом бросить его у Андреевского собора.
Вроде бы улик много, но, черт возьми, все они лишь косвенные!

- конец эпизода -

+1


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Честные люди


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно