Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Не увидел рыбак рыбака


Не увидел рыбак рыбака

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_1.png

Не увидел рыбак рыбака
Время действия: 27 апреля 1873 года.
Место действия: Петербург.
Участники: Зинаида Шиманская, Марьяна Ковач.
Краткое описание эпизода: Во время прогулки госпожа Шиманская лишается драгоценного браслета. Но к вполне понятному негодованию примешивается любопытство: что за самородок смог её обворовать? И, разумеется, она решает это узнать.
http://gungsters.ucoz.ru/rdetntolstoy/dlja_shablona_ehpizoda_2.png

0

2

С середины апреля, как это и бывает в начале весны, зарядили дожди. Зоська поэтому и не любила Петербург, московский климат чаще радовал погожими деньками. Но вчера к вечеру тучи над северной столицей разошлись, небо на закате окрасилось в красновато-оранжевый цвет, что безошибочно указывало на улучшение погоды. Народная примета оказалась верной и Зоська, едва открыв после сна глаза, с удовольствием увидела как в номер "Астории" настойчиво пробиваются солнечные лучи.
Ближе к обеду совсем распогодилось. Улицы сразу заполнила праздная публика, к паркам потянулись нарядные всадницы в сопровождении кавалеров, бонны и гувернантки вывели на свежий воздух своих подопечных.
Не желая пропускать в кои-то веки хорошую погоду, Зоська тоже отправилась на прогулку. Никаких дел у нее сегодня запланировано не было, но она никогда не упускала шанса совместить приятное с полезным.
Теплый ветерок обвевал ее лицо, наполовину скрытое шляпной вуалькой, трепал ленты банта, завязанного под подбородком, озорно колыхал подол платья, заставляя Зоську то и дело его поправлять. Встречные мужчины бросали на элегантно одетую даму заинтересованные, а подчас и нескромные взгляды. Женщины не могли скрыть зависти при виде ее наряда и особенно драгоценностей.
Зоська и сама знала, что выглядит прекрасно. Утром перед зеркалом она с удовольствием полюбовалась своим станом, затянутым в тесный корсет бело-голубого платья из египетского ситца, модная шляпка из тончайшего английского фетра синего цвета выгодно подчеркивали фарфоровую бледность щек, чуть тронутых румянами, а в качестве приятных аксессуаров она выбрала жемчужные серьги в золотой оправе, такой же браслет и несколько перстней украсили пальцы в белоснежных перчатках. Словом, со стороны ее можно было принять за аристократку или, на худой конец, за жену какого-нибудь толстосума.
Так, купаясь в восхищении окружающих, словно в свете ламп бальной залы, Зоська медленно дошла до конца Невского и уже сворачивая на Литейный неожиданно почувствовала легкое прикосновение к левому боку. Еще не успев обернуться, чтобы узнать какому это невеже мало места на тротуаре, увидела как мимо прошла совсем юная девушка. На секунду их взгляды встретились и Зоське показалось, что малышка виновато улыбнулась.
Ни о чем не подозревая, Зинаида ободряюще улыбнулась девочке, дескать, все в порядке, дорогая, не стоит волноваться и на этом их дороги разошлись. Нагуляв аппетит на свежем воздухе, Зоська решила где-нибудь немного перекусить. Как раз перед ней из ближайшей кондитерской на улицу вышла молодая пара и из дверей так вкусно пахнуло выпечкой и кофейными зернами, что Зинаида не смогла удержаться.
Время было обеденное, поэтому свободным оказался только один столик, видимо тот, что освободила вышедшая пара.
К присевшей на стул Зинаиде подошел кельнер.
- Что угодно мадам? Есть свежайшие éclair. Brioche à tête замечательные, тепленькия. Чай, кофей, соки.
Зоська засмеялась, повела рукой, мол, достаточно-достаточно... И замерла.
Жемчужный браслет в золотой ажурной скани, со вставками капелек из голубого топаза исчез.

Отредактировано Зинаида Шиманская (2019-01-16 20:43:55)

+2

3

«В кои–то веки с погодой повезло. Хоть Петра и зовут “Великим”, но в одном император сглупил изрядно – в паршивом месте столицу поставил. Ничего, вот заработаю побольше денег,  тогда обязательно к морю съезжу, туда где тепло и много солнца. И наплевать, что веснушки вылезут», - Марьяна довольно улыбнулась, поправляя на голове беленькую косыночку. Скромное, опрятное серое-голубое платьице с воротничком и манжетами, толстая аккуратно заплетённая коса с голубой лентой – вылитая девушка из небогатой, но приличной семьи или отпущенная на выходной прислуга из хорошего дома.
Оглядываться и искать глазами Матвея, Марьяна не стала – парнишка надёжен, как дорогие часы, и свою часть работы знает твёрдо как «Отче наш» - принять добычу и, случись надобность, прийти на выручку «сестрице».
Так что девушка неспешно влилась в людскую реку, текущую по Невскому, присматриваясь и прислушиваясь - если желаешь по чистой публике работать, много всего знать надо: как ходить, как руку подавать, как веером обмахиваться да по-французски говорить, и не ошибиться, какой вилкой рыбу цеплять, а какой котлету.
«Это всёж-таки  господа с жиру бесятся», - мимолётно рассудила Марьяна. – «Вот постирала бы какая барынька целый день чужое белье или барин груз бы на своём горбу потаскал, так небось к вечеру про свои причуды и не вспомнили: за милую душу простой ложкой бы щи стрескали».
Ловко разминувшись с дородным усатым господином, вытирающим большим шёлковым платком блестящую лысину, Марьяна едва уловимым движением передала возникшему сзади и чуть слева кудрявому сероглазому парнишке серебряные часы с массивной цепочкой. Украдкой вздохнула, глянув на атласное малахитово-зелёное платье прошедшей об руку со статным мужчиной с военной выправкой дамочки – вот бы ей такое, не хуже бы гляделась! – и лишила её небольшой изящной брошки с зелёным гранатом.
В отличие от многих коллег по ремеслу, Марьяна жадиной не была, в азарт не впадала, и ставку делала не на количество, а на качество. Двух-трёх дорогих вещиц за раз во время прогулки для неё было вполне достаточно.   
Третья вещица оправдала всю прогулку разом – ажурный браслетик был так хорош, что Марьяна улыбнулась его хозяйке – «прости, красавица, разве ж можно устоять перед таким соблазном!»
На условленном месте девушку поджидал сияющий, как новая копейка, Матвей.
- Куда теферь? – жуя румяный бублик, обсыпанный маком, спросил парнишка.
- Ты – домой, а я – товар сбывать.

Отредактировано Марьяна Ковач (2019-01-18 21:06:37)

+2

4

Внезапная заминка клиентки обескуражила кельнера. Он склонился к женщине, от волнения позабыв грамотную речь:
- Чегось не товой?
Но Зоська, никогда не терявшая присутствия духа, ответила как ни в чем не бывало:
- Товой, голубчик, товой. Подай мне берлинского печенья и чай с лимоном.
Успокоенный служащий удалился, а Зоська погрузилась в размышление.
Обронить браслет она никак не могла, замочек имел довольно хитрое устройство и не расстегивался без того, чтобы прежде не нажать крошечную лапку. Оставалось только признать, что его сперли. Причем, чисто, как говорится, по высшему классу.   
Прокручивая в голове весь маршрут прогулки, Зоське вспомнился единственный эпизод когда молодая девушка обошла ее, едва задев рукавом.
Ах, паскуда! При всем раздражении, Шиманская не могла не восхититься ловкости и мастерству юной марвихерши*. И ведь у кого украла, лиса, у самой Зоськи - пройдохи, которая так разнежилась под солнышком, что позабыла о всякой бдительности. "Ну и поделом, не будешь разевать варежку, как деревенская дурища," - сделала себе внушение Зоська.
Гарсон принес заказ, бережно расставил на столике блюдечко с берлинским печеньем, истекающим белой глазурью, опустил, стараясь не расплескать чашечку с чаем, положил салфетку и ложечку.
Сладкая выпечка была приготовлена прекрасно, в меру подсушена, обильно пропитана медом, а глазурь просто таяла во рту. Другие посетители кондитерской видели только даму, которая наслаждаясь лакомством и аккуратно прихлебывая ароматный напиток, кажется приятно проводила время и никому было невдомек какая работа происходит сейчас в ее головке.
А Зоська напряженно размышляла о том, где искать свой браслет. Держать при себе краденный товар, тем более такой приметный, опасно. Но и избавиться от него совсем не так просто как думают несведущие люди. В магазин не принесешь, там потребуют доказательства, что вещь не ворованная, могут и полицию позвать. Каждый уважающий себя владелец ювелирного салона дорожит репутацией своего заведения и подмочить ее торговлей левака не захочет. Мелкие торгаши, конечно, не столь щепетильны, но какой-то соплячке непонятного происхождения они хорошей цены не дадут. В районах с живущей там голытьбой вообще ловить нечего: принять товар может и примут, да сбыть его некому. Если только как золотой лом, чтобы в последствии разобрать на части и так потом раскидать по барыгам. Значит, остаются ломбарды. Где-нибудь неподалеку от центра, на тихих улочках, с клиентурой  богатой, но не знатной.
Зоська, конечно, могла ошибаться в своих расчетах, однако решила начать с Гороховой. Если девчонка не скинула замаранную вещицу в тамошнем ломбарде у Жорки-жида, придется идти в "Ерши". Этот кабак на Владимирской знала последняя цапка** и любой карманник, но сунуться туда значило подвергнуться огромному риску. Место там было страшное.

*марвихеры специализировались на кражах из карманов знатных и богатых, работали в театрах, на светских приемах и раутах.
* *цапка - такая воровка хватала с прилавка товар и бросалась наутек.

Отредактировано Зинаида Шиманская (2019-01-18 15:15:30)

+2

5

Оглядевшись по сторонам, Марьяна подошла к чёрному ходу небольшого домика в самом конце улицы Гороховой, фасад которого украшала скромная вывеска с ещё не успевшими потускнеть буквами «Ювелирная мастерская», но вместо того, чтобы взяться за ручку, негромко, но чётко отбила сложную дробь.
Дверь отворилась и девушка скользнула внутрь.
- Здравствуй, Давид, и давай ты сегодня, ради разнообразия, придержишь свои комплименты, которые от частого употребления уже истрепались и скоро придут в полную негодность, и просто позовёшь Моисея Израилевича.
Темноволосый и  весьма симпатичный молодой человек лет двадцати, закрыл дверь и направился по тускло освещённому коридорчику в лавку, окинув девушку очень мужским взглядом: «Хорошенькая гойка, хоть и злючка!»
Марьяна же, пройдя несколько шагов, повернула налево и открыла низенькую дверь, предназначенную для желающих не купить, а продать, и привычно устроилась на табурете у прилавка.
Невысокий полноватый, с заметно подёрнутыми сединой волосами, еврей, как-то незаметно возникший за стойкой, глянул на девушку с такой грустью, словно Марьяна оторвала его от слушания последней воли двоюродного дедушки, оставившего «дорогому Мойше» полмиллиона золотом.
Поприветствовав скупщика, девушка выложила на стол сначала часы, - весь товар Марьяна сразу не показывала – и онемела от названной суммы, но только на секунду.
- Нет, ни за что не отдам за такие гроши! Я лучше их в уборную выкину! – решительно заявила Марьяна.
- Марьяна, если я возьму их дороже, мои дети лягут спать голодными, потому что старый отец не заработает им на ужин! – возопил ювелир.
- Кое-кому это не помешает, - отпарировала карманница. – Ваше старшее дитё так посмотрело, когда я пришла, что удивляюсь, как на мне платье не загорелось. И если бы не искреннее уважение к вашей супруге Рахили Соломоновне, поделившейся со мной рецептом своего замечательного рыбного супчика, дай ей бог здоровья, то это дитё уже училось бы дышать ртом, чтобы не тревожить сломанный нос.

+1

6

Тщедушного вида, в опрятном черном костюме, с лицом абсолютно не подходящим той профессии, которую он для себя выбрал (Зоська скорей приняла бы его за врача или душеприказчика), владелец ломбарда что-то усердно записывал в свой гроссбух когда она вошла в его лавку.
Оба не виделись больше месяца, поэтому обмен взаимными любезностями затянулся дольше обычного, а затем они в кратце поделились новостями на языке, понятном только им двоим и только после соблюдения всех формальностей, Зоська выложила причину, которая привела ее к "старому доброму другу".
Сокрушаясь о том, что его все забыли и никто больше не хочет иметь дело с бедным евреем, который всегда выручал друзей, даже не смотря на риск "иметь разговор с господами из охранки", Жорка поклялся, что браслета ему никто не приносил, и если она не верит, то пусть ему до скончания века придется жить на подаяния сердобольных прихожан синагоги, где все его знали, как самого честного и бескорыстного человека.
В результате Зоське удалось узнать, что буквально в двух шагах есть ювелирная мастерская. Его владелец, некий Мойша, может оказаться ей полезен. Но без рекомендации она ничего от него не добьется.
"Времена нынче такие, плохих людей много, приходится принимать меры предосторожности, это таки да!"  
- Так познакомь меня с этим поцем*, - просто предложила Зоська.
Вытащив из сумочки кредитный билет в пять рублей, она зажала его между пальцами и подняла на уровень глаз Жорки.
- Чьто ви со мной делаете? - Застонал тот, закатывая глаза. - Я таки понимаю, ви говорите о Мойше, он еврей, он сделал много несчастья для моей коммерции, но все же - это уже преувеличение!
В конце концов, взамен пяти целковых Зоське удалось получить записку, написанную для ювелира. И пока Жорка прятал деньги куда-то под прилавок, она стащила с ближайшей полки серебряную табакерку.

*поц - неприличное ругательство

Отредактировано Зинаида Шиманская (2019-01-19 17:24:24)

+2

7

«Вот, ей-богу, однажды возьму и обнесу этого Шейлока подчистую», - устало подумала Марьяна, выйдя из лавки. Выложив на прилавок браслет, девушка предупредила скупщика, что выставлять его напоказ не надо, а лучше продать из-под полы, потому что вещь заметная.
«Марьяна, - искоса посмотрел на неё ювелир, - я занимался своим ремеслом, когда твой папа ещё в люльке орал», но всё-таки принял слова карманницы к сведению. И, может быть, ещё и поэтому, сторговаться им удалось к взаимному довольству, но когда сделка завершилась, девушка почувствовала себя свежевыстиранным полотенцем, скрученным и выжатым насухо.
Теперь Марьяне оставалось только встретиться с Матвеем, выдать парнишке его долю и, с приятным чувством исполнения всего намеченного, отправиться домой, заглянув по дороге в книжную лавочку, владелец которой обещал отложить для неё пару-тройку полезных томиков.
Девушка прекрасно понимала, что подхваченных на прогулках и почёрпнутых из книг знаний на самом деле мало для того поприща, которое она себе наметила, и уже всерьёз рассматривала идею нанять учительницу хороших манер и всего прочего. Вопрос был в том, где её искать, чтобы за свои деньги не получить какую-нибудь бестолковую курицу, которая сама знает по-французски только «здравствуйте» и «до свидания». Вот найти бы отставную преподавательницу из Смольного или Елизаветинского училища, на такую и денег было бы не жалко.   
«Так и сделаю, - решила Марьяна. - Но только с тётушкой сначала посоветуюсь».
Тётушка Феодосия Ивановна Марьяне никакой роднёй на самом деле не приходилась, а была искусной швеёй, одной из постоянных посетительниц их трактира, ещё до появления недоброй памяти отчима - сковородку ему погорячее и анчутку* посообразительнее - дружила с матерью девушки, и даже пыталась, после её смерти, забрать Марьяну у отчима.
Теперь тётушка жила вместе с Марьяной и официально числилась съёмщицей их квартиры.   
В дела деточки женщина не вникала, придерживаясь народной мудрости: «меньше знаешь – крепче спишь», но привязалась к ней, как к родной.

*Анчутка Беспятый — одно из зашифрованных обозначений чёрта в народе с целью не поминать его всуе.

+2

8

Вход в ювелирную лавку мог бы остаться незамеченным, если бы не вымытые до идеальной чистоты ступени, ведущие в полуподвал. Лесенка в три порожка была так ухожена, что, спускаясь, Зоська невольно глянула под ноги - не отражаются ли в них ее нижние юбки. Скромная табличка с именем хозяина сверкала мягким цветом старой меди и точно такая же медная ручка в форме кольца украшала полированную дверь в тонкой декоративной оплетке из свинцовых лент. Надо полагать, подумала Зоська, хозяин не только заботится о безопасности, но и обладает отменным вкусом. Если, конечно, все это не дело рук его благоверной, которая работает с ним в паре на общих правах, но чье имя не посчитали нужным указать на вывеске.
Однако, на звон колокольчика, висящего над входом, ее вышла встретить вовсе не супруга мастера, а молодой человек, не многим младше самой Зинаиды. Выслушав от него полагающиеся приветствия и вопросы, она протянула записку.
- Передайте Моисею Израилевичу, пусть поспешит. Я тороплюсь, юноша.
Несколько мгновений приказчик раздумывал как поступить, а затем зашел за прилавок и нажал кнопку вызова, спрятанную под дубовой столешницей.
На предложение присесть Зоська отрицательно качнула головой. Она медленно стала обходить витрины и шкафы, разглядывая товар под пристальным надзором молодого человека.
Ни браслета, ни его частей в торговом зале не наблюдалось. Впрочем, Зоська и не ожидала его увидеть. Даже если девчонка успела сбыть здесь товар, так скоро хозяин его в продажу не пустит - выждет какое-то время, опасаясь визита полицейских, которые по горячим следам начнут обходить все точки, подобные этой. И только потом, разобрав украшение, сделает из него несколько совершенно новых, так, что камни, вставленные в другую оправу и признать будет нельзя.
Портьера, отделяющая зал от подсобных помещений, раздвинулась. Показался чернявый мужчина. Коротко поклонился, наметанным оком оценил наряд и манеру гостьи, но не сделал попыток подойти, а направился к юноше, узнать чем вызван его тревожный звонок.
Зоська не мешала им секретничать, лишь краем глаза следила за тем, как Мойша Израилевич читает принесенную записку.
- Чем могу служить?
Повинуясь знаку, юноша послушно удалился, оставив их наедине.
- Не далее как час назад у меня украли браслет. 
Зоська подробно описала дорогую вещь и хотя на лице ювелира не дрогнул ни один мускул, она была уверена, что украшение он уже держал в руках. Потому что не стал с места в карьер отнекиваться, оспаривать подозрения, которые падают на его голову обидными оскорблениями, а самое главное, не удивился.
Взгляд Зоськи и глаза торгаша встретились. Несколько мгновений между ними продолжался молчаливый диалог, после чего Мойша резонно спросил чем мадам может доказать, что упомянутое украшение принадлежит именно ей.
Как раз на этот вопрос Шиманская могла ответить вполне свободно, гораздо свободней, чем на то, где она его приобрела.

Спустя пол-часа Зоська застегнула на запястье возвращенный браслет, продала ювелиру за тридцать рублей сворованный у Жорки портсигар, а так же велела найти и передать девушке, которая стала их невольным связным, что будет ждать ее завтра в сквере у Адмиралтейства в два часа пополудни.

- эпизод завершен -

продолжение Подготовка к рыбалке

Отредактировано Зинаида Шиманская (2019-01-24 18:30:01)

+2


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Не увидел рыбак рыбака


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно