Русскій детективъ

Объявление



Ссылки:
Сюжет
Правила
Объявления администрации
Акции
Ваши вопросы
Партнеры форума:
Интриги османского Востока
Жизнь двора Екатерины Великой Романовы. Сюжеты русской истории
Атлантик Сити: преступная империя


Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Мы рады гостям и новым участникам)

Время в игре: 1873 от Р.Х.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Роза Версаля


Роза Версаля

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/t/ybRsO.png

Роза Версаля
http://s8.uploads.ru/t/9ZLzH.jpg

Время действия: 15 апреля 1873 года
Место действия: Санкт-Петербург
Участники: Зинаида Шиманская, Иван Путилин, Родион Коломин, Сергей Маевский, Мастеръ(по необходимости)
Краткое описание эпизода:
Людовик XIV и его фаворитка Луиза де Лавальер были привязаны друг к другу настолько, что даже договорились при любой размолвке не ложиться спать, прежде, чем не объяснятся друг с другом. Это условие  они соблюдали до того дня, когда между ними произошла особо серьезная ссора. Королю донесли о приезде ко двору мужчины, который когда-то ухаживал за Луизой и даже изъявлял желание на ней жениться. А теперь, дескать, он хочет начать все заново и девушка согласна.
Людовик был взбешен. Напрасно Луиза прождала его до утра в своей комнате, он не пришел. Решив, что король разлюбил ее и покинул, в совершеннейшем отчаянии Луиза ушла в монастырь Шайо. Там на холодных каменных плитах перед статуей Мадонны она пролежала много часов, молясь и плача.
Когда король об этом узнал, он приказал заложить лошадь, галопом пронесся до монастыря и забрал любимую. Говорят, с этого дня он стал относится к ней с еще большей нежностью, а в доказательство своей любви подарил де Лавальер великолепный  бриллиант розового цвета.
По слухам, когда любовь венценосного любовника к Луизе остыла, он велел вернуть камень, но бриллиант бесследно исчез.
Какими неведомыми путями он путешествовал прежде чем оказался в Российской империи никому теперь не известно, главное, что в конце концов Розу Версаля подарил своей супруге граф Тимрот.
Женщина очень гордилась этим сокровищем и ни за какие деньги не соглашалась отдать его в руки ювелиров для огранки. Так он и лежал в бархатной коробочке до того времени пока однажды графиня, разбирая драгоценности, его не нашла.
На ноги был поднят весь дом, обыскан каждый уголок, опрошена домовая прислуга - Роза Версаля пропала бесследно. И тогда графиня Тимрот была вынуждена вызвать полицию.
http://s9.uploads.ru/t/JGwNF.png

+1

2

Вера Никифоровна, графиня Тимрот

http://s8.uploads.ru/t/CSTo8.jpg

Шиманская сидела в гостиной графини Тимрот, в который уже раз удивляясь, как эта толстая, одетая модно, но безвкусно баба смогла обставить свой дом на Мойке так роскошно и элегантно. Графиня действительно имела деньги и положение, была принята при высочайшем дворе и совершенно не умела этим правильно пользоваться. Полагаясь на советы дамских журналов, она покупала модные туалеты, но не понимала как их подогнать по фигуре, чтобы они подчеркивали достоинства и скрывали недостатки. Любую вещь, упомянутую в газетах как необыкновенную или comme il faut, Вера Никифоровна покупала, чтобы похвастаться перед друзьями. Ей было не важно, красивая это вещь или уродливая, пригодная либо абсолютно бесполезная. Угождая своим желаниям, графиня набила все шкафы, ларцы и витрины в своем доме целыми коллекциями дурацких, но несомненно дорогостоящих предметов. Впрочем настоящих сокровищ в виде украшений у Веры Никифоровны тоже было предостаточно.
Зоська сама видела горсти перстней, связки браслетов, стопы коробок с колье, целые россыпи серег и подвесок. Парочку колец она украла у своей новой подруги чуть ли не в самый первый раз, а неделю назад незаметно сперла большой бриллиант. Нежно розовый, как ранний рассвет.
И вот пропажа обнаружилась.
- Ума не приложу, куда он мог деться? - Как заведенная твердила Вера Никифоровна.
Она бродила по гостиной и шуршала тафтяными юбками лилового платья. В руках терзала носовой платок.
- Я так давно его не доставала из коробки, что теперь даже не вспомню когда видела его в последний раз.
Зоська лениво потягивала из фарфоровой чашечки горячий чай.
- Возможно, его взял Михаил Васильевич.
- Да, боже мой, для чего бы он мог ему понадобиться? - Возразила графиня.
Зоська пожала плечами:
- Ему могли быть нужны деньги.
- Нет, нет, Тимрот никогда бы не продал Розу Версаля. К тому же это ведь его подарок мне!
Зинаида Станиславовна грустно улыбнулась.
- Верочка, мужские поступки иногда совершенно невозможно понять. Они такие нелогичные. Вы бы спросили у него.
Вера Никифоровна замахала руками.
- Упаси бог! Это последнее, что мне хочется сделать.
- Почему?
Графиня обессиленно упала на оттоманку.
- Он подумает, что я плохо берегу его подарки, а значит не люблю. Что мне делать, Зиночка?

Через полчаса после ухода Шиманской Вера Никифоровна приказала послать за сыщиками.

Отредактировано Зинаида Шиманская (2018-12-26 20:51:03)

+3

3

Путилин, несмотря на то что почти достиг наивысшего возможного в своей профессии, т.к. полицмейстер Санкт-Петербурга по некоему ранжиру выше какого-нибудь провинциального, но все же это не министр внутренних дел, которому они с Лавровским подчинялись в равной степени.  А Путилин и вовсе был только начальником сыскного отделения, работал так же, как и его подчиненные.
Его, как крупного начальника и талантливого сыщика, привлекали все больше к большим делам государственной важности, или серьезным преступлениям (именно убийства и грабежи, хотя и мелкие уголовники пользовались его вниманием - общественный порядок и безопасность жителей столицы - это главное во все времена. С него спросят за порядок в городе. Да и любое интересное дело он мимо не пропускал. К тому же правило что на вызов нужно вегда реагировать работало во все времена.
Графиню Тимрот он знал, знал ее вкус к безвскусной роскоши и редким драгоценностям. Да, для такой дамы это, конечно, потеря. Тем более такой редкий бриллиант. Что-то он слышал, надо будет почитать о нем внимательно, возможно, в этом может быть разгадка.
И вот он стоит перед графиней в гостиной и задает уже ставшие привычными вопросы:
- Скажите, сударыня, как давно в последний раз вы видели пропавшую драгоценность? Кто кроме вас и вашего супруга имеет доступ к шкафам, ларцам и другим хранилищам сокровищ?
Она, конечно, любит хвастаться красивыми безделушками, но не держит же она их открыто, да и все мыслимые вместилища в доме полны этой дорогой дребедени. Он проверил замки. Стандартные, ларчики, например, можно легко вскрыть шпилькой. Умные коллекционеры берегут свое добро и держат подальше от ненужных глаз. И если графиня хотя бы один раз при ком-то доставала эту Розу Версаля, это была готовая подсказка воришке.
- Графиня... Если вас не затруднит, расскажите обо всех ваших посетителях в последние две недели, - попросил он, уверенный, что похититель - кто-то из гостей графини.

+3

4

Будучи выходцем не из последнего сословия, Коломин тем не менее не любил принимать участие в делах, касаемых власть предержащих. Эта публика была до болезненности обидчива, капризна и считала, что сыщики - это что-то сродни прислуги, работа которой не требует участия их хозяев. Поэтому вместо помощи от них то и дело слышалось "это ваша обязанность", "почему вы так нерасторопны?", "я пожалуюсь вашему начальству на нерадивость их подчиненных", как будто раскрытие преступлений не сложнее домашней уборки.
На первый взгляд графиня Тимрот была как раз из этой категории. Было видно, что она до крайности раздосадована пропажей своего бриллианта, нервно встретила розыскную бригаду и кажется ждала, что полицейские отыщут ее сокровище прямо не выходя из дома. А между тем, дело представлялось совсем не таким простым.
Пока Иван Дмитрич беседовал с хозяйкой, Родион осмотрел комнату, где хранились драгоценности. От такого пренебрежения к их сохранности, он просто потерял дар речи. В уборной графини имелся несгораемый шкаф, не меньше пяти надежно закрывающихся ящиков да еще скрытый в стенной панели тайник, но все украшения лежали в открытом доступе прямо на туалетном столике хозяйки. По словам горничной, которая присутствовала при осмотре, такое положение вещей было для ее сиятельства вполне нормальным.
"Барыня нам доверяет!" - заявила девушка, обиженная замечанием, что драгоценности следует держать под замком, если не хочешь, чтобы они пропали.
- Так в дом приходит разный народ, - попытался возразить на это Коломин.
Горничная задрала нос, как будто сыщик оскорбил ее лично.
"У барыни в друзьях только порядочные люди!"
Коломин едва сдержался, чтобы не сказать: "И слуги надежные, и друзья приличные люди, а бриллиант-то пропал."

+3

5

Графиня при виде группы из сыскного управления сразу почувствовала себя спокойней. Она была уверена, что сейчас полицейские осмотрят комнаты, зададут какие-то вопросы, а в конце кто-нибудь из них найдет пропавшее сокровище. Вере Никифоровне очень не хотелось иметь трудный разговор с мужем и обнаружение бриллианта избавило бы ее от этой неприятности.
- Понимаете, - стараясь скрыть свое нетерпение отвечала графиня. - "Роза Версаля" скорее семейная реликвия, она не вставлена в оправу, поэтому я никогда ее не надеваю. Она лежит в ларце вместе с другими украшениями. Иногда я убираю их в несгораемый ящик, но никогда не пользуюсь этим нелепым шифром - его так трудно запомнить.
Покопавшись в памяти, Вера Никифоровна ответила на вопрос о своих посетителях:
- Даже не знаю, кого тут можно выделить. У нас всегда открыты двери для знакомых и друзей... - и она начала перечислять фамилии, перебрав чуть ли не всех представителей высшей знати.
Среди упомянутых лиц встретилось несколько человек иностранцев, но и они не были редкими гостями в салонах Санкт-Петербурга.
Например, бывший английский посланник с супругой, вице-градоначальник первопрестольной, и только три фамилии выбивались из этого списка.
- Графиня Софья Павловна Рябушинская, хорошая знакомая моей матушки. Отец Еремей, настоятель Троице-Измайловского собора. И моя новая подруга графиня Ливен. Ее супруг, кажется, имеет отношение к дипломатической службе. Молодая, очаровательная женщина, она, как и другие, не способна на подобные мерзости, господин Путилин!

+3

6

Может быть, в обязанности сыщика и входило подозревать всех без исключения, но в причастность гостей, бывавших в доме графа, Маевскому верилось не слишком. Не потому даже, что он не сомневался в их порядочности, хотя подобные сомнения сами по себе были неслыханной наглостью, а потому, что он не видел мотива для подобного поступка кого-либо из них.
Что могло их толкнуть на воровство? Тяжелое денежное положение? Долг, оплата которого не терпела отлагательств? Так продать такую ценность быстро и незаметно дело нелегкое. Честные ювелиры не станут марать свою репутацию подобными покупками, да еще и сообщат о горе-продавце куда следует. «Блакатари» же дадут не так уж много, если вообще возьмутся за такое трудно сбываемое добро.
Или зависть и желание обладать ценной вещью? Так после кражи вор вряд ли сможет похвастаться ею перед кем-то. Разве что спрятать поглубже от чужих глаз и чахнуть над своим сокровищем, как царь Кощей из детской сказки.
Тут уж, скорее, подозревать следовало ювелиров, способных огранить камень, изменив его облик, вставить в оправу и придумать свою историю для новоявленного украшения.
Впрочем, то, что ювелиры, как и именитые гости, лично пробирались в комнату с драгоценностями, чтобы вынести алмаз, Маевскому тоже верилось с трудом.
Скорее уж они наняли бы кого-то для этой цели. Кого-нибудь, кто промышляет подобным, и кто проник в дом с помощью прислуги. Последнее казалось самым вероятным – сказывался опыт прежней службы, подсказывающий, что большая часть мелких краж во всех домах совершается если и не самой прислугой, то не без какого-либо ее участия. А от мелкой до крупной рукой подать.
И хотя опрошенные Сергеем дворник и кухарка своими показаниями это предположение не подтвердили, отказываться от него сыщик пока не собирался.
- Есть что? – спросил он у Коломина, зайдя в комнату, где хранились драгоценности. Хотя хранились слово не подходящее - скорее ждали, когда до них доберутся чужие руки. Перевел взгляд на горничную и подхватил разговор сослуживца, задавая следующий вопрос. – А не к барыне гости в доме бывали в последнее время? Может быть, родня кого-то из прислуги встречи искала? Или у кого-то из служанок жених появился - заходил?
Судя по тому, как вспыхнули глаза горничной, в его вопросе ей почудилось обвинение в распутстве и тайном содержании maison de tolérance*, не меньше. Беда с этой прислугой из богатых домов, даже хуже, чем с их хозяевами.
- Вспомните хорошо - было что-то такое? - поспешил подытожить сыщик.

* букв. дом терпимости (фр.)

Отредактировано Сергей Маевский (2019-01-23 16:15:20)

+3

7

Вошедшего в комнату Маевского, Коломин встретил с чувством большого облегчения. Спесивая горничная торчала здесь строгим цербером, а толку от ее показаний не было никакого.
- Да так..., - неопределенно поделился Родион с коллегой, не желая посвящать посторонних людей в их дела. А если по-правде, то и делиться пока нечем.
- За барыню, пусть они сами скажут. - Отрезала зазнайка. - Не стану я в хозяйскую жизнь вмешиваться. А прислуге сюда ход заказан, сами поди знаете. В людской мы обретаемся, когда с гостями ихние лакеи или камеристки приходят. И посторонних не позволяют нам в дом приводить. Не там ищите, господа хорошие.
Родион чуть не крякнул от досады.
- Вот это уж точно вас не касается. Кого и где искать, мы сами разберемся. А сохранность хозяйского добра. в том числе, входит в обязанности челяди.
Поджав губы, девушка промолчала, потому что едкое замечание полицейского попало в точку.
- Скажите лучше, как ее сиятельство хранит украшения? В комнате есть тайник или ящики, закрывающиеся на ключ?
Обернувшись к Сергею, добавил в пол-голоса, чтобы не услышала служанка:
- Надо у дворецкого спросить, кто из гостей появился в доме недавно. Думается мне, что искать нужно среди новеньких. Или тех, кто живет не по средствам, нуждается в деньгах, играет на скачках. Слуги о таких вещах всегда знают.
Коломин говорил об этом не просто так. В детстве к ним в дом приходило много друзей родителей и дам часто сопровождали их горничные. Пока хозяева беседовали в барских комнатах, прислуга коротала время в людской, в свою очередь, обсуждая господ. Именно от чужой челяди можно было узнать многие подробности из жизни хозяев.

+3

8

- Вот тут точно «не там ищешь», – проворчал вполголоса Маевский, едва услышав от Коломина его версию и будучи с ней несогласным. – Сам подумай, зачем красть ради денег только алмаз, когда другие ценности вынести не сложнее, а продать даже легче? По ювелирам нужно искать. И тем, кто хотел камень выкупить.
Сам он продолжал придерживаться своей версии, и готов был отстаивать ее со всей горячностью человека, уверенного в своей правоте. Вот только предложение поговорить с прислугой этой версии никак не противоречило.
- А у дворецкого прямо сейчас и спросим. И посмотрим, кто прав будет.
- Ящик есть, железом обитый, на цифери запирается, - прозвучал тем временем ответ горничной. Кажется, под «циферями» имелся в виду механический замок с цифровым шифром. Вещь надежная, но непростая в использовании. - И те, что на ключ запираются, тоже есть, и не один. Вот только барыня пользуются им редко.  А почему – не наше дело. У них опять же спрашивайте.
- Вот и напрасно не пользуется, - произнес Маевский и добавил. – А ключи у кого хранятся?
- Так у барыни же, - был ответ.
- И запасные?
Горничная одарила его взглядом, которым смотрят на маленьких детей да умалишенных, не понимающих смысла сказанного с первого раза.
- Говорю же, у барыни и запасные. А нам, говорю, до того дела нет. Наше дело маленькое, - и недовольно дернув подбородком, она добавила. – Еще будете что смотреть или спрашивать?
Пожалуй, смотреть тут было больше не на что. Дверь никто не взламывал, сейф и ящики не вскрывал. А вот поспрашивать следовало, да только не эту не в меру надменную девицу. С той толку было, как… как не при девице сказать.
- Понадобится – посмотрим и спросим, - заверил ее Сергей, переглянулся с сослуживцем и добавил. – А пока, милая барышня, - обращение невольно вышло с долей сарказма, ни на милую, ни на барышню девица не походила нисколько, - дворецкого нам разыщите.
Девица снова недовольно дернула подбородком, словно хотела возразить, что разыскивать кого-либо по просьбе пары сыщиком – не ее забота. Дескать, если те хотят – пусть сами и ищут. Но вслух произнесла другое.
- Поищу, только вы, господа хорошие, в коридоре обождете. Не положено здесь чужим без присмотра быть.
От такого впору было и оскорбиться.
- Думаете, добро хозяйское в карманах вынесем? – с кривой усмешкой съязвил Маевский.
«Ходят тут всякие – а потом неприятностей не оберешься» - прочитался немой ответ в глазах девицы, которая всем своим видом дала понять, что двух чужаков без надзора не оставит.

+2

9

Секунду поразмыслив, Коломин вынужден был согласиться с товарищем.
Бриллиант, действительно, украсть легко, а сбыть непросто. Если только не соблазнился кто-то с нечистыми руками добавить его в личную коллекцию. В этом случае - труба дело. В дом знатных людей просто так с обыском не явишься, тут без специального позволения от начальника петербургской полиции не обойдешься. Но и тогда потребуются веские доводы для подобного визита. Не позавидуешь Ивану Дмитричу, всю душу из него вытрясут если разрешения он добьется, а найти они ничего не смогут.
- А может быть, оба мы с тобой не правы, - заметил Родион, выходя из будуара графини.
С демонстративным усердием горничная заперла дверь на замок и зашагала по коридору вглубь дома с таким видом, что Коломин чуть не присвистнул.
- Какова принцесса! Не удивлюсь, что когда она чай из блюдца пьет, то мизинчик отставляет.
Богатая обстановка особняка, при ближайшем рассмотрении, оказалась просто складом дорогостоящих вещей, подобранных однако без всякого понятия о стиле. Чиппендейловские стулья мирно соседствовали с восточными оттоманками, венецианский комод делил угол с ампирным пуфом в духе Наполеона. Единственное, что здесь понравилось Родиону были большие полотна известных живописцев. Некоторые стояли просто баснословных денег. Например портрет Марии Луизы де Тассис кисти великого Ван Дейка.
От созерцания холста его отвлек звук шагов, приглушенных мягким ковром устилавшим коридор.
- Захар Гончаренко, старший лакей. 
Если горничная вела себя дерзко и заносчиво, то у нее был хороший учитель. От вида этого слуги можно было заработать пневмонию.

+3

10

- А когда из чашки, то ложечку вытащить забывает, - в рифму Коломину добавил Сергей, провожая горничную взглядом. Гонору у той хватило бы не только на принцессу, но и на целую королеву. А вот вежливости и такта не достало бы и кошке. Да ладно, бог с ней. Много чести судачить у нее за спиной, словно две бабки на базаре.
- А касательно алмаза, может, неправы и мы оба, - добавил он, принимая мировую. – Вот только где тогда камень? Под половицу закатился?
Окажись это так, вышла бы история, достойная публикации в разделе юмористических статей выходившего в прошлом Петербургского вестника. Увы, действительность, скорее всего, была далека от подобного анекдота.
Богатая обстановка невольно наводила на мысль не о домашнем уюте, а об излишней роскоши, словно хозяева хотели всем показать, что обладают огромными средствами и вольны тратить их по первой своей прихоти. Даже картины, казалось, здесь приобретались ради громкого имени их автора. В той же московской галерее Третьякова полотна были не менее содержательны, хотя и стоили некоторые из них рубли.
И это вызывало не зависть и не непонимание – до чужого богатства Сергею дела никогда не было, это вызывало удивление, что дом привлек внимание воров лишь сейчас. По его мнению, они должны были слетаться сюда, как мухи на мед в летний полдень. Пусть даже дорогое полотно или стул из заграничной коллекции не вынесешь так же незаметно, как драгоценный камень.
И появившийся дворецкий своим видом прекрасно соответствовал и обстановке, и поведению здешней прислуги.
Уже немолодой, с простительным для его возраста брюшком, он держался так, словно был не лакеем, а владельцем этого дома. Ливрея из красного с золотым камзола и черных кюлот смотрелись на нем словно генеральская форма. А под его взглядом невольно хотелось вытянуться по струнке, словно школяр перед суровым директором, и гаркнуть «здравия желаю».
- Коломин и Маевский, - представившись, естественно, без гарканья, ответил Сергей, - сыскная полиция. Скажите, Захар… Как вас по батюшке?
- Спиридоныч. 
- … Захар Спиридонович, в последнее время посторонние в доме появлялись? Не из гостей ее сиятельства?
- Посторонних здесь не держим, - был надменный ответ.
- Не держите, - согласился Маевский, - только они сами приходят. Бывают же гости к прислуге? Родня приезжает?
- Посторонних не водим, - все с той же надменностью возразил дворецкий. – Если кто и приезжает, то сюда не ходит – посыльных с известием присылает о встрече. А в господский дом им ходу нет.
- А были посыльные в последнее время?
Дворецкий на секунду задумался.
- Разве только, к Дуньке мать на прошлой неделе приезжала из деревни. На каком-то постоялом дворе ждала.
Значит, мать. Проверить стоит, что там была за мать.   
- А Дунька по метрике как записана? И чем она в доме занимается?
- Фролова, - был очередной ответ. – Евдокия Гавриловна. Из Кавшты родом. Поломойка она… Полы трет.
- А саму ее мать вы не видели?
Дворецкий скользнул по нему суровым генеральским взглядом, словно оскорбляясь, что его переспрашивают.
- Говорено же, что нет. Не положено у нас такое.
- Понятное дело, - кивнул Сергей, бросил взгляд на Родиона и задал следующий вопрос, из тех, что хотел прояснить сослуживец. – А еще скажите, Захар Спиридонович, кто из гостей ее сиятельства в последнее время бывал в доме? Новые лица среди них были?
Дворецкий недовольно зажевал губами - точно лошадь, которой вместо морковки подсунули молочай – и недовольно выдал:
- А о таком, ваше благородие, вы у ее сиятельства и спрашивайте. А я о таком говорить не буду.
Да что ж за день сегодня такой?!
- Спросим всенепременно, - устав от советов некомпетентных особ, как им работать, заверил его сыщик, - но вы, любезный, на вопрос все же ответьте. А то ваше запирательство будет выглядеть препятствием следствию и нести за собой положенную ответственность.
Дворецкий задумался с таким видом, словно пытался вспомнить статью из уложения о наказаниях, в которой говорилось о подобном. Ну, раз задумался – уже хорошо.
- А пока думаете, вспомните заодно, одни эти гости приходили или с прислугой. И что эта прислуга делала, пока хозяев ждала.

Отредактировано Сергей Маевский (2019-01-25 15:56:11)

+3

11

Сергей задавал вопросы, а Коломин взял на себя обязанность записывать ответы. Только записывать пока было нечего, велика ли польза от "не знаю" да "не скажу"?
Родион по-хорошему завидовал таланту Маевского сохранять олимпийское спокойствие с самыми трудными свидетелями, в то время как сам он чувствовал зарождающееся раздражение. Именно оно и прорвалось в следующей реплике:
- Мы, уважаемый, не сплетни пришли собирать. Раз спрашиваем - значит надо. А не хотите здесь откровенно отвечать, так в кабинете начальника городской полиции будете ответ держать.
Заносчивость прислуги в барских домах иногда выходила за всякие рамки. Почему-то многие из них считали, что деликатность по отношению к господам распространяется и на челядь. Но Коломин с таким положением вещей мириться не собирался. Будь его воля, он бы вообще не делал различий между людьми, какой бы титул и должность они не занимали. Подчас иной привратник вызывал больше уважения, чем какой-нибудь князь или жена генерала. Видели - знаем.
Столкнувшись с совершенно другой манерой допроса, дворецкий сразу растерял большую часть своей "невменяемости". Плечи его опустились, спина устремилась к более привычному положению, в полупоклон.
- Так я чего... я не препятствую...вы, судари - полицейские, поймите, наше дело маленькое, коли молчишь, так от места не откажут, так и живем. У их сиятельств, почитай, кажный день гости. Когда одни, когда с дворовыми. Вот к примеру, дочка Федора Федоровича Трепова завсегда в сопровождении горничной прибывают. Другие дамы тоже. К Михаилу Васильевичу ихние друзья - одни ездют. Горничные да лакеи в дом с черного крыльца входят, на хозяйскую половину ни-ни. На кухне сидят или на заднем дворе толкуться, ежели погода хорошая. А более ничего не знаю, побожиться могу, судари - полицейские!
Коломин захлопнул блокнот и кивнул головой Сергею "пойдем, мол, здесь только время в пустую теряем".

+3

12

Группа сыщиков разделилась. Коломин и прибывший Маевский занялись прислугой, а Путилин продолжал беседовать  графиней. Он видел, что утомил капризную барыню, которая совершенно не понимала смысла этих глупых, как ей казалось, расспросов.
- Понимаете, "Роза Версаля" скорее семейная реликвия, она не вставлена в оправу, поэтому я никогда ее не надеваю. Она лежит в ларце вместе с другими украшениями. Иногда я убираю их в несгораемый ящик, но никогда не пользуюсь этим нелепым шифром - его так трудно запомнить.
Путилин кивнул и покачал головой. Что и требовалось. Не подумала о безопасности, кто теперь виноват? Если б она соблюдала правила безопасности, и если уж не пользовалась шифром, то хотя бы запирала на ключ в несгораемый ящик, она б сохранила свое сокровище.
- А шифр был бы полезен, - сказал он. Мягко, не настаивая. Незачем ссориться с графиней, им нужна информация. Любая. интересно, что там узнал Коломин, и судя по голосу. Маевский? а графиня кое-что сообщила:
- Графиня Софья Павловна Рябушинская, хорошая знакомая моей матушки. Отец Еремей, настоятель Троице-Измайловского собора. И моя новая подруга графиня Ливен. Ее супруг, кажется, имеет отношение к дипломатической службе. Молодая, очаровательная женщина, она, как и другие, не способна на подобные мерзости, господин Путилин!
Иван Дмитриевич был пусть и не аристократ, но дворянин. и геральдику знал. Новая подруга, кажется... Эти слова его настоожили. Надо проверить эту графиню. Нанести ей якобы светский визит.
- Что ж, благодарю вас, графиня. Вы нам очень помогли. Уверен, что мы скоро найдем вашу пропажу.
На выходе он встретил Коломина и Маевского.
- Ну что, ребята?

+3

13

Бывают такие люди, хоть по-человечески с ними разговаривай, хоть угрозами, а толку все равно никакого. С дворецким оказался как раз тот случай. На вопросы Маевского он отвечал высокомерными отговорками. На угрозу Коломина, напротив, разговорился, но ценности от его ответов при этом не прибавилось.
Так что, раздосадовано пожав плечами, Сергей молча направился следом за сослуживцем обратно в гостиную, в дверях которой они и столкнулись с Путилиным. Вопрос начальства заставил сыщика лишь украдкой вздохнуть – ничего важного разузнать им не удалось. Вот только докладывать все равно что-то было нужно, не молчать же сычом.
- Прислугу опросили, Иван Дмитриевич, - ответил Сергей. – Все божатся, что ничего не знают и  посторонних в доме не видели.
За неимением результатов допросов оставалось лишь делиться своими предположениями, Маевский и поделился.
- Я вот думаю, что воров на бриллиант специально навели. Кто-нибудь из столичных ювелиров, которые хотели его раньше у графини выкупить. И их в первую очередь на подозрение брать нужно. А вор уже через прислугу в дом попал… Поломойка, например, незадолго до кражи с кем-то на постоялом дворе встречалась.
Понятно, что с обысками по всем известным ювелирным мастерским не пройдешься – такой скандал поднимется, что уже на следующий день все участники этого действия будут сосланы городовыми куда-нибудь за Урал. Но если вора удастся найти, то он на заказчика может и вывести в обмен на снисхождение.
Впрочем, настаивать только на своей версии Маевский и не собирался, а потому кивнув на Коломина, добавил:
- А у Родиона еще одна версия имеется, - предлагая тому самому поделиться своими соображениями.

+3

14

Пока Маевский докладывал Ивану Дмитричу их результаты, Родион стоял, погрузившись в собственные раздумья. Краем уха он слышал слова товарища, но в смысл не вникал. Его озарила одна догадка и Коломин поразился отчего  не догадался пойти таким простым и логичным путем раньше.
Когда Сергей предложил Путилину выслушать Родиона, Коломин рассеянно начал:
- Да, да, - и вдруг, встрепенувшись, бросил, - извините, я сейчас! - И умчался, как будто за кем-то в погоню.
Он корил себя, обзывал идиотом и кретином. Едва ли не галопом пересек холл. Немного запутавшись в лабиринте служебных помещений, выскочил через заднюю дверь в маленький внутренний двор. Дворня здесь бросала дела, удивленно глядя вслед бегущему сломя голову незнакомцу. Безошибочно угадав нужное строение откуда тянуло сеном, лошадиным потом и слышалось характерное ржание, Коломин ворвался в каретный сарай.
Один конюх менял подстилки в денниках, другой подтягивал ослабленные рессоры черного лакированного ландо и поначалу ни тот ни другой откровенничать с сыскарем охоты не изъявляли. Но Родион сумел убедить мужиков, что его вопросы касаются не их хозяев и дело пошло лучше.
Когда через четверть часа Коломин присоединился к своему начальнику и сослуживцу, уже ожидающих его на дорожке, ведущей к воротам, ему было, что рассказать.
- В основном, дом посещают давние знакомые Тимротов, - сообщил он, с трудом восстанавливая дыхание после бега. - Все с собственным выездом. И только одна дама, некая графиня Ливен каждый раз подкатывала в наемном экипаже. Но ведь это странно - графиня, не имеющая личной коляски! Даже самый занюханный купец, первым делом, приобретает собственный транспорт, а тут знатная дама, богатая, жена какого-то дипломата и каждый раз ловит случайного ваньку. Короче, я выяснил, что никто из прислуги ничегошеньки о ней не знает и только однажды конюх Тимротов, случайно перебросился парой слов с ямщиком, который доставил сюда эту гостью, запомнил, что тот посадил ее возле гостиницы, откуда она перед этим вышла, как из дома. Странно, очень непонятно, - снова повторил Родион.
Рассказ вышел путанным, потому что полученные сведения о графине Ливен никак не укладывались у него в голове в стройную логичную схему.
Решив, что все это требует тщательного анализа, полицейские отправились к себе в управление.

- ЗАВЕРШЕН -

+3


Вы здесь » Русскій детективъ » Архив игры » Роза Версаля


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно